Пролог
Если пройти по Познанской улице (что в варшавском Средместье) можно увидеть немало зданий, связанных с теми или иными событиями польской истории. Вот, например, номер 37. Везде можно прочесть, что это т. н. «дом Зиберта», построенный в 1904 году. И в нем проживал известный поэт Мирон Бялошевский. О чем свидетельствует мемориальная доска с его именем. А вот напротив, на доме 38, никаких табличек или досок нет. А, между тем, 5 июля 1943 года здесь произошла страшная трагедия. Наверное, не все читатели согласятся с этим определением. В то жестокое время, когда погибали миллионы, смерть одного человека вряд ли можно считать «страшной трагедией». И тем не менее … . В доме номер 38 проживал и закончил свой жизненный путь один из самых выдающихся польских театра и кино Казимеж Юноша-Стемповский. Обстоятельства его смерти до сих пор являются предметом горячих споров, разбирательств и даже препирательств. Все дело в том, что Казимеж Юноша был застрелен бойцами польского подполья при попытке защитить свою жену (погибшую впоследствии в той же квартире). Что же привело к роковому 5 июля?

Глава первая
О Казимеже Юноше – Стемповском написано немало. Поэтому буду краток. Родился он в Венеции 26 или 28 ноября 1880 года. По всей видимости, являлся внебрачным сыном Бронислава Стемповского из древней кресовой шляхты герба Юноша и Ядвиги из дома Небельских. Впоследствии взял себе псевдоним Юноша, который и закрепился в его имени. Казимеж много играл в театре и снимался в кино. Но, как мы знаем с его же слов, кинематограф он терпеть не мог и снимался исключительно ради денег. Как бы то ни было, Юноша являлся одним из ведущих актеров польского кино. В любом случае, творческая жизнь актера складывалась весьма удачно. Чего нельзя было сказать о личной. В 1915 году (после нескольких лет брака) первая жена Казимежа, 25-летняя актриса Хелена Янковска, потеряв всякую надежду стать матерью, покончила с собой (чтобы скрыть факт самоубийства официально было заявлено, что она умерла от сердечного приступа).  Актер был в сильнейшей депрессии. Тогда же он познакомился с семнадцатилетней студенткой Марой и страстно полюбил ее.  В 1916 году актер записался в кавалерию Легионов и ушел на фронт. А в 1921 году, уже по возвращении на сцену, он встретил очаровательную женщину, в которую также влюбился без памяти. Это была некая вдовушка по имени Ядвига — Мария Галевска, урожденная Кошут,  венгерского или итальянского происхождения. На самом деле звали ее Иза Коссувна (документы, по которым она жила, были фальшивыми). И была она полькой,  дочкой сторожа. Первый муж Ядвиги, богатый финансист и деревопромышленник  Ежи Галевский покончил с собой из-за денежных неурядиц. Казимеж расстался с Марой (они поддерживали дружеские отношения еще долгие годы) и женился на Ядвиге.  Иза / Ядвига, красивая голубоглазая брюнетка, была на двадцать лет моложе мужа. И у нее был пятимесячный сын от Галевского. Казимеж усыновил его и  исполнял все прихоти молодой жены. О ее прошлом он, по всей видимости, знал очень мало. А если и знал, то, упоенный любовью, старался о нем не думать. Например, о том, что еще до брака с Галевским эта юная особа занималась проституцией. Ядвига тоже страстно хотела стать актрисой. Она взяла себе псевдоним – Яга Юно (Яга – это сокращение от Ядвига, а Юно – от мужниного Юноши).

К сожалению, полное отсутствие актерского таланта не позволило ей реализовать свои амбиции. Выступления Яги на сцене театра Комедии закончились провалом. А в кино ей удалось лишь промелькнуть лишь в нескольких лентах (да и то, как правило, тех, где снимался Казимеж и только после его нажима на продюсеров). Стемповский организовал ей также и гастроли в небольших городках. Но и там у Ядвиги ничего не получилось. Историк Чеслав Михальский в своей известной книге «Питаваль кинематографа» пишет, что в некоторых городах публика освистывала Ягу Юно, грозилась разнести театр и  требовала вернуть деньги за билеты. Но главная проблема с Ядвигой, которая обрушилась на Казимежа Юношу – Стемповского, заключалась совсем в другом. И была она намного серьезнее отсутствия таланта …

Поскольку Ядвига немного пела, Казамеж загорелся идеей сделать из нее оперную певицу. Для чего отправил ее на обучение в свою родную Италию. Дивы из его жены, правда, не получилось. Но зато вернулась она из Италии законченной наркоманкой. В то время такого разнообразия наркотиков, как сейчас, конечно, не было. Морфий и кокаин – вот главные отдушины наркоманов Европы и Америки. Яга Юно принимала и кололась тем, что удавалось достать. Собственно, достать тогда (как и сейчас) можно было все, что угодно. Только плати. Денежная проблема грозным мечом нависла над семейством Стемповских. Казимеж являлся самым высокооплачиваемым актером польского кино. Да и в театре тоже зарабатывал немало. Но кокаиновая дыра засасывала в себя почти все его заработки. Он часто жаловался (причем, прилюдно), что жена взламывает его ящики и секретеры в поисках денег. К тому же огромные суммы уходили  на ее лечение и различные курсы, певческие и актерские. Актер стал залезать в долги. Михальский пишет, что частые визиты судебных приставов на Познанскую уже никого не удивляли.

Глава вторая
Так продолжалось до сентября 1939 года. Супруги Стемповские остались в оккупированной Варшаве. Казимеж выступал на сцене Комедии, несмотря на категорический запрет Союза артистов польских сцен. Впрочем, понять его можно было. Денег в семье катастрофически не хватало. И вот тогда поползли зловещие слухи, что Стемповский, известный германофил, сотрудничает с немцами. Впоследствии эти слухи сыграют роковую роль в его посмертном имидже. Тем не менее, факт остается фактом – Казимеж отказался принять участие в пропагандистском фильме «Возвращение на Родину» (Heimkehr), хотя немцы предлагали его участникам немалые по тем временам материальные блага. Не говоря уж о том, что и отказ сниматься требовал от актеров определенного мужества (могли последовать серьезные санкции). Ядвига же оказалась просто в безвыходной ситуации. Ее наркозависимость в условиях оккупации и отсутствия средств оборачивалась катастрофой. Чтобы раздобыть денег, она стала обманывать тех, у кого забрали близких, обещая им помощь и играя на их чувствах. При этом мошенница ссылалась на связи графа Маурицы Потоцкого, хотя и не была с ним знакома (Потоцкий действительно принимал активное участие в освобождении арестованных).  Сначала она просто брала посылки для передачи заключенным Павиака (в этой тюрьме немцы содержали гражданских лиц, взятых на облавах или арестованных по доносам). Но никуда их, разумеется, не относила (да и не могла, при всем желании). А просто присваивала их.

Продукты и некоторые вещи оставляла себе, а остальное шло на рынок. На приобретение очередной дозы. Однако и этого было недостаточно. Тогда она расширила «сеть услуг». У  Стемповских квартировался немецкий полковник, шеф Главного вокзала, и Ядвига заверяла подавленных родственников, что он может помочь в освобождении их близких за соответствующее вознаграждение. Разумеется, все это было чистым враньем, но отчаявшиеся люди хватались за любую соломинку. Они отдавали мошеннице последние деньги, чтобы спасти своих родных от смерти (из Павиака мало кто выходил живым). К слову сказать, подобная практика в то время существовала вполне легально. Своих близких можно было выкупить у немцев. Конечно, за большие деньги и при условии, что они ни в чем серьезном не замешаны. Впрочем, таких было большинство.  Например, когда после убийства Иго Сыма немцы арестовали режиссера  Леона Шиллера, его сестра Анна Яковска продала фамильные драгоценности и выкупила брата за 12 тысяч злотых (разумеется, лишь после того, как в гестапо убедились в его непричастности). Эта шаткая  возможность выкупить арестованных за деньги породила целую кучу мошенников, предлагавших свои «липовые» услуги и вымогая за них огромные суммы, часто непомерные. Так что Ядвига была не первой, и не последней в этом длинном списке. Подобная деятельность Ядвиги Стемповской не вызывала никаких особых эмоций у польского подполья. Дел у них хватало и помимо мошенников. Хотя и ими занимались в особо серьезных случаях. Но беда все-таки пришла.

На Стемповску обратили внимание немцы. Ведь наркоманы всегда являлись легкой добычей для спецслужб. По всей видимости, Ядвигу завербовала фольксдойче Халина Генрих, эстрадная танцовщица и осведомитель гестапо. Условия были простыми. Приносишь имена тех, кто связан с подпольем – получаешь свою наркоту. Есть, правда, основания полагать, что Ядвига включала в список всех подряд, лишь бы получить обещанную дозу. Сейчас уже даже трудно представить, сколько людей было арестовано по ее спискам. Как бойцов Подпольного государства, так и простых обывателей. Сотрудничество Стемповской с немцами продолжалось почти год. Пока, наконец,  список осведомителей гестапо с ее именем не попал в руки подполья. А вот то, что произошло далее, подвергается определенным сомнениям. Некоторые источники утверждают, что трибунал ZWZ («Союза вооруженной борьбы») вынес Яге Юно, она же Ядвига Стемповска, смертный приговор. А ее ликвидация была назначена на 5 июля 1943 года

Глава третья
Итак, что же все-таки произошло 5 июля 1943 года в доме по Познанской, 38? Доподлинно известно, что ранним утром к нему подошел так называемый ликвидационный патруль (группа бойцов подполья, сформированная для исполнения вынесенного трибуналом смертного приговора) в составе двух мужчин. Один из них приблизился к пареньку, торгующему сигаретами и спросил его: «Английские есть?«. Получив утвердительный ответ, мужчины выхватили пистолеты, вбежали в подъезд и, перепрыгивая через ступеньки, взлетели на пятый этаж. Дверь им открыла служанка. И вот здесь, на этом самом месте выстроены три принципиально разные версии произошедшего. И по которым до сих пор нет единого мнения. Вот эти версии:

Версия первая
Казимеж Юноша – Стемповский погиб случайно, защищая свою жену
После того, как служанка открыла дверь, вооруженные мужчины вошли в коридор, в котором сразу же увидели Ядвигу Стемповску и приступили к оглашению приговора (правило, которое неукоснительно соблюдалось в подобных случаях). Внезапно из комнаты выбежал Казимеж. Он сразу все понял, кинулся к жене  и закричал: «Ради Бога, не стреляйте, не стреляйте!». Мужчины выстрелили как раз в тот момент, когда Стемповский заслонил жену своим телом. Он получил две пули в живот. Служанка подняла крик, а Ядвига скрылась в одной из комнат. Оставаться более в квартире было невозможно, и подпольщики ретировались. Юношу-Стемповского очень быстро отвезли в клинику «Омега» на Иерусалимских Аллеях. Но спасти его не удалось, и он скончался в тот же день. Актера похоронили на Повонзках.

Версия вторая
Казимеж Юноша – Стемповский оказал вооруженное сопротивление и был убит подпольщиками исключительно в целях самозащиты
Богдан Коженевский, состоявший в то время в Тайном театральном совете (это был своего рода такой театральный профсоюз, связанный с подпольем), описывает произошедшее так: «Когда пришли бойцы подполья, чтобы исполнить приговор, Юноша заскочил в комнату немца (имеется в виду квартировавший у него полковник), схватил его пистолет и вспугнул их. (…) Он погиб, когда прицелился в них. Случайно, они не хотели его убивать. Действовали в пределах самообороны

Обратите внимание, что во всех вариантах данной версии (а они расходятся лишь в отдельных деталях) ничего не говорится ни о самой жене Казимежа, ни о том, как он пытался ее защитить. А если где и упоминается имя Ядвиги Стемповской, то подчеркивается, что дома ее в тот момент не было.

Вторая версия, мягко говоря, вызывает не то что недоверие, но и, скажем так, явное недоумение. Почему, собственно, немецкий полковник, уйдя на службу, оставил свое табельное оружие дома? Причем, там, где его легко можно было взять? А если он был дома, то почему же он сам не вмешался? Впрочем, последний вопрос задан исключительно для проформы. Понятно, что подполье следило за квартирой Стемповского и ее обитателями. И патруль появился на Познанской, точно зная, что немца там нет. И так же точно они знали, что и оружия у Казимежа не может быть. Тогда в чем же дело? Откуда взялись эти нестыковки?  Да очень просто. Вторая версия появилась с одной единственной целью – оправдать трагическую неудачу с исполнением приговора и гибель ни в чем не повинного человека. Причем, человека весьма и весьма известного. Впрочем, на фоне того резонанса в обществе, который вызвали события 5 июля, второй версии оказалось явно недостаточно.

Версия третья (согласно публикациям в подпольной печати)
Никакой  случайности не было. Приговор был вынесен именно Юноше – Стемповскому за его прогерманские взгляды и поведение. Предатель получил по заслугам.
К сожалению, эта последняя версия получила самое широкое распространение. Имя знаменитого актера заклеймили позором. Польское подпольное государство, вместо того, чтобы извиниться за неумышленное убийство невиновного человека, решило пойти по другому пути – просто объявить его виновным и оправдать действия своих бойцов. А после войны в отношении дела Юноши — Стемповского марионеточное сталинское правительство Болеслава Берута оказалось в еще более трудном положении. Поскольку Армия Крайова по приказу Сталина была объявлена вне закона. Ее высшие руководители были расстреляны на Лубянке. Тысячи подверглись репрессиям в самой Польше. АК вновь ушла в подполье и леса – чтобы сражаться теперь уже с новой властью. Поскольку деятельность АК в годы войны начала рассматриваться уже совсем под другим углом, то и вынесенные ею приговоры стало возможным пересмотреть. В 1954 году состоялась попытка принять судебное решение по делу Стемповского. Собственно, и тогда, и сейчас главным обвинением против Казимежа было то, что он знал о том, чем занималась его жена. Но не только не пресек ее преступную деятельность, но и всячески помогал ей. Сегодня большинство историков считает, что актер не догадывался о сотрудничестве Ядвиги с гестапо. Но его имя до сих пор не отмыто. Вернемся, однако, к судебному процессу 1954 года. Присяжные не вынесли тогда никакого вердикта. И их можно понять. Что бы там ни говорили власти ПНР, а уважение к Армии Крайовой в Польше не вышибить никакими лубянками и гулагами. Но тут возникает еще один важный вопрос. А действительно ли Юношу – Стемповского застрелили бойцы АК?

Глава четвертая
Вышеупомянутый Богдан Коженевский говорит о «приговоре военного трибунала». В своей книге «Мои встречи со взводом «Торпеды» Кшиштоф Фидо пишет следующее: «Незадолго перед включением их в структуру Кедыв бойцы группы «Хавелан» при попытке исполнения приговора шпионке гестапо – жене актера Казимежа Юноши – Стемповского – в результате неудачного стечения обстоятельств насмерть застрелили артиста»

Кедыв  (Kierownictwo Dywersji Komendy Głównej Armii Krajowej) – отдел диверсий, саботажа и боевых операций главного управления Армии Крайовой

Иными словами, на момент убийства Казимежа Юноши – Стемповского группа «Хавилан» еще не входила в состав Армии Крайовой. Хотя ее организатор и командир Казимеж Яцковский контактировал с АК. Группа Яцковского совершила несколько покушений и убийств. Однако, говоря о деле Стемповских, некоторые историки ставят под сомнение сам факт вынесения смертного приговора трибуналом Польского подпольного государства. Кшиштоф Фидо пишет, например, что кроме двух случаев ликвидации – немца из охраны железной дороги (Bahnschutzpolizei) и некоего осведомителя гестапо – нет никаких донесений об исполнениях смертных приговоров группой «Хавилан», включая и эпизод с Познанской. Ежи Щляский в «Сражающейся Польше» упоминает о том, что бойцы на Познанской действовали вовсе не от имени Армии Крайовой. Стефан Корбонский, бывший шеф KWC («Гражданского сопротивления») в своей книге «Именем Республики» пишет, что расправа над Юношей-Стемповским была чистейшим самосудом. И что убийство – это слишком суровое наказание за «приятельские отношения с немцами» (перед смертью актер признал, что они имели место). Тем не менее, версия про «Юношу – предателя» оказалась на редкость живучей. Людвик Ландау, журналист и ученый, в годы войны возглавлявший подпольную газету «Хроника оккупации», 12 июля 1943 года написал о том, что появились слухи, мол, Казимеж Стемповский стал случайной жертвой. И что целью покушения, якобы, являлась его жена, сотрудничающая с немцами. Подобные высказывания информированных и ответственных лиц, конечно, сделали свое дело

Глава пятая
Между тем, Ядвига, сумевшая уйти от бойцов «Хавилана» (напомню, что по двум версиям ее там вообще в этот день не было) какое-то время скрывалась. А затем устроилась в известную Творковскую психиатрическую клинику в Прушкове (по всей видимости, для лечения от наркозависимости). Здесь она чувствовала себя в относительной безопасности. Для немцев она уже интереса не представляла. А подполье, если даже и знало, где она скрывается, ничем себя не проявило. Постепенно Яга Юно успокоилась и решила вернуться домой. Дальнейшие события показали, что это была роковая ошибка. 21 марта 1944 года (в некоторых источниках – 20 марта) в квартиру Стемповских вновь постучали. На пороге стояла молодая девушка. Она представилась помощницей директора Торгового банка и объяснила, что последний заинтересован в покупке нескольких картин, принадлежащих Стемповской. Поскольку Ядвига очень нуждалась в деньгах, она, разумеется, тут же согласилась. Встречу с директором назначили на 22 марта. Ровно в назначенное время раздался стук в дверь. Двое мужчин, как и в прошлый раз, вошли в квартиру. Приговор зачитывать не стали. Яга Юно получила две пули. Одну в голову, другую – в сердце. Ее положили рядом с мужем, на Повонзках. На похоронах присутствовало всего несколько человек.

Эпилог
В  «Ошибке резидента» один из персонажей, Ян Дембович (в исполнении Олега Жакова) высказывает не лишенную смысла мысль. «У каждого времени свои законы. … сейчас мир. А логикой мирного времени не измерить логики войны». Да, это была страшная, жестокая действительность, растянувшаяся на целые 6 (!) лет. И из нашего прекрасного далека обвинять кого-либо из тех, кто жил и боролся тогда, мы не имеем права. И, тем не менее, у меня есть некоторые вопросы, затрагивающие морально-этический аспект событий на Познанской:

  • Так ли уж необходимо было убивать жену на глазах ее мужа, даже если она и заслужила смертную казнь? Неужели для исполнения данного приговора (если его вообще вынесли) нельзя было найти какое-либо другое место?
  • Почему нельзя было просто объяснить причину гибели Казимежа Юноши – Стемповского и извиниться, вместо того, чтобы нагромождать вокруг его имени кучу грязи и лгать своему народу?
  • Почему нельзя было пощадить несчастную женщину, страдающую от наркозависимости, потерявшую своего мужа (причем, по вине подполья) и уже давно прекратившую всякую антипольскую деятельность?

Увы, никто из тех, кто имел отношение к тем событиям, уже никогда не сможет ответить на эти вопросы.

Рейтинг: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет) Загрузка...

Автор: Tweed

Внимание! Перепечатывание текстового материала разрешено автором, при условии размещения прямой ссылки на источник! Ссылка: <a href="http://www.polskifilm.ru">Польский Фильм</a> Автор сайта Tweed награждён орденом «Virtuti Wikipedi» за серию статей и правок к статьям о Советско-польской войне и Сентябрьской войне, а также за отстаивание нейтральности в обсуждении статей этих тематик.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *