Мобильная версия Главная Польские фильмы
Читай и смотри онлайн.
Польские хроники
Материалы по истории Польши
Мировой кинематограф
Читай и смотри онлайн
Твидеска
Все, что создано автором на самые разные темы.
Главная » Польские хроники » Сентябрьская кампания 1939 года

СЕНТЯБРЬСКАЯ КАМПАНИЯ 1939 ГОДА

by Tweed|30.10.2008 |
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 голосов, средний: 3.5 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
| Увеличить текст: A+ A-

Сентябрьская кампания 1939 года СЕНТЯБРЬСКАЯ КАМПАНИЯ 1939 ГОДА (другие названия - Оборона Польши 1939 года, Вторжение в Польшу 1939 года, Польская кампания вермахта) - оборонительная война Войска Польского против стран-союзниц Германии и Словакии (с 1 сентября), а также СССР (с 17 сентября), вторгшихся (без формального объявления войны) на территорию Польши с целью уничтожения ее независимости, а также на территорию Вольного города Гданьска (только Вермахт) с целью присоединения его к Германии. Война проходила в период 1 сентября - 6 октября 1939 года и закончилась поражением Польши и ее разделом между победителями. Объявление войны Германии в начале сентября 1939 года со стороны гарантов Польши Британии (3 сентября) (и некоторых её доминионов) и Франции ознаменовало начало Второй мировой войны, дата которого в международной историографии совпадает с датой вторжения в Польшу.

АЛЬБЕРТ ФОРСТЕР И АРТУР ГРАЙЗЕР
К концу 1938 года после оккупации Чехословакии стало ясно, что следующей целью Гитлера будет Польша. Из уст германских руководителей все чаще звучали призывы решить, наконец, наболевшие германо-польские проблемы. Главной из которых, несомненно, являлось все, связанное с Гданьском (Данцигом). Немцы и ранее всячески старались нарушать договоренности по Вольному Городу, усиленно проводили его гитлеризацию. В Гданьске активно проводили подрывную деятельность личные представители Гитлера – гауляйтер НСДАП Альберт Форстер и президент Сената Вольного Города Артур Грайзер (впоследствии обергруппенфюрер СС). Организовавшие антипольские выступления с требованиями присоединить Гданьск к Германии. Во время оккупации Форстер и Грайзер совершали преступления на территории генерал-губернаторства. Вследствие чего, после войны оба были выданы Польше союзниками и повешены. Причем, Грайзер публично в форте Виньяры в  познаньской цитадели (последняя публичная казнь в РП)…

Альберт ФорстерАльберт ФорстерАльберт ФорстерАльберт ФорстерАльберт ФорстерАртур ГрайзерАртур ГрайзерАртур ГрайзерАртур Грайзер

ГДАНЬСКИЙ КРИЗИС 1932 ГОДА
Немцы еще с 20-х годов всячески старались нарушать договоренности по Вольному Городу и ограничить права Польши в городе. Результатом подобных попыток стал Гданьский кризис. В 1930 году Сенат Вольного Города отказал Польше в ее законном праве пользоваться гданьским портом, сославшись на решение Постоянной палаты международного правосудия в Гааге. А вскоре Сенат утвердил создание в порту немецкой полиции, что также шло вразрез с принятыми ранее постановлениями. В 1932 в гданьский порт прибыли с визитом три британских эсминца. Маршал Юзеф Пилсудский принял решение использовать это событие для демонстрации законных прав 2-ой Речи Посполитой. 14 июня в порт вошел польский эсминец “Вихер”. Командование эсминца получило четкий приказ открывать огонь по учреждениям порта в случае малейшего оскорбления польского флага. К счастью, до конфротации не дошло. 15 июня “Вихер” орудийными залпами приветствовал британские корабли. А 13 августа постановление Сената было отменено.

Гданьский кризисГданьский кризисЭсминец "Вихер"

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС МАРТА 1939 ГОДА
После оккупации Судетов в октябре 1938 года на первый план германской внешней политики выдвинулись вопросы германо-польских отношений. 24 октября министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп провел в Берлине беседу с послом Речи Посполитой Юзефом Липским, где выдвинул следующие предложения (до конца марта 1939 они оставались в тайне):

Присоединение к Германии Вольного Города Гданьска Прокладку автострады и железной дороги через польское Поморье Присоединение Польши к антикоминтерновскому пакту (или, по крайней мере, открытое заявление польского руководства о том, что Польша является политическим партнером Германии и стратегическим противником СССР

Взамен Польше были предложены:

Взаимное признание существующих польско-германских границ

Продление договора о ненападении еще на 25 лет

Одобрение Германией польских территориальных претензий на Востоке и помощь в решении пограничных вопросов с Венгрией

Сотрудничество в вопросе эмиграции евреев из Польши и колониальных проблемах

Взаимные консультации по всем внешнеполитическим вопросам

6 января 1939 года во время визита министра иностранных дел Польши Юзефа Бека в Германию, Риббентроп в Берхтесгадене в самой решительной форме потребовал согласия на присоединение Данцига к Германии и транспортные линии через Поморье. Поскольку все эти требования повторил и Гитлер на встрече с Беком, польскому руководству стало ясно, что они вовсе не являются личной инициативой Риббентропа, как предполагалось ранее. А исходят от самого руководителя Третьего рейха. По возвращении из Германии Юзефа Бека в столичном Королевском замке состоялось совещание с участием президента РП Игнацы Мосьцицкого и главнокомандующего Войска Польского Эдварда Рыдз-Смиглы. На этом совещании германские предложения были признаны абсолютно неприемлемыми. Тем более, что они, несомненно, являлись лишь первым шагом в антипольских действиях Гитлера. В заявлении участников совещания подчеркивалось, что принятие германских предложений неминуемо привело бы к потере независимости и сделало бы Польшу вассалом Германии.  Сразу же после совещания Главный штаб ВП приступил к разработке оперативного плана “Запад” на случай германской агрессии.

21 марта Гитлер в своем меморандуме вновь вернулся к требованиям по Гданьску. Призывы Польши соблюдать взаимные гарантии по статусу Вольного Города в соответствии с решениями Лиги Наций немецкой стороной были отвергнуты. 22 марта маршал Рыдз-Смиглы утвердил оперативный план “Запад”. А на следующий день, 23 марта начальник Главного штаба ВП бригадный генерал Вацлав Стахевич провел быструю тайную мобилизацию четырех дивизий Интервенционного корпуса, дислоцированных в Поморье. 26 марта правительство Польши официально ответило отказом на меморандум Гитлера.

Одновременно польское руководство укрепляло контакты с европейскими державами. 31 марта 1939 Великобритания добровольно предложила Польше военную помощь в случае нападения и выступила гарантом ее независимости. Ответом Гитлера на это заявление стал его приказ, отданный в ночь на 4 апреля - до конца сентября завершить тайную подготовку по плану «Вайс». Предусматривающему вторжение на территорию Польши и полный захват страны.

6 мая польский министр иностранных дел Юзеф Бек подписал в Лондоне соглашение о взаимных гарантиях между Великобританией и Польшей. Это соглашение послужило Гитлеру поводом для разрыва 28 апреля германо-польского договора о ненападении от 1934 года. Очередным союзником Польши стала Франция. 19 мая в Париже был подписан совместный польско-французский протокол, предусматривающий как военную помощь, так и участие в боевых действиях в случае германского нападения на Польшу. Данное участие предусматривалось: авиацией в первый день нападения, сухопутными частями - на третий день, и генеральным наступлением на противника - на пятнадцатый день войны. В это же самое время немцы начали серию провокаций на всех участках польско-немецкой границы. Уже 20 мая они совершили нападение на польский таможенный пост в Калдове.

Одновременно продолжалось сближение Германии и СССР. 19 августа 1939 года Гитлер дал согласие на территориальные претензии Советского Союза. Включающие всю восточную половину Польши до линии рек Нарев, Висла и Сан. А также территории Латвии, Эстонии, Финляндии и румынской Бессарабии. В этот же день Сталин при одобрении Политбюро принял решение о заключении германо-советского договора. Который формально будет являться пактом о ненападении. А в секретных протоколах - фактически союзническим договором между Германией и СССР о разделении сфер интересов в Восточной Европе. Для заключения договора в Москву на специальном самолете через Кенигсберг прибыл Иоахим фон Риббентроп. В ночь на 24 августа Пакт Молотова-Риббентропа был подписан в Кремле.

Заключение Пакта означало согласие СССР на германскую агрессию против Польши и его военное участие в этой агрессии. С подписанием Пакта все еще формально ведущиеся советско-британско-французские переговоры окончательно потеряли всякий смысл и завершились. Еще до подписания договора, сразу же после получения согласия Сталина 19 августа, Гитлер назначил на 22 августа в Берхтесгадене совещание для высших чинов вермахта. На нем он огласил дату нападения на Польшу в соответствии с планом “Вайс” - 26 августа 1939 года. Однако, 25 августа германский фюрер получил известие о заключении польско-британского союза и, одновременно, об отказе Бенито Муссолини от участия Италии в войне. После чего принятое ранее решение о нападении на Польшу было отменено. Тем не менее, Гитлер вновь вернулся к нему 30 августа, установив новую дату - 1 сентября 1939 года. Окончательно новая дата была назначена в 0.30 31 августа.

ОПЕРАЦИЯ “ГИММЛЕР”
По завершении плана “Вайс” немцам оставалось лишь найти формальный повод к войне (казус белли). Для чего службами безопасности рейха был подготовлен ряд провокаций на всей протяженности польско-германской границы (т.н. операция “Гиммлер”). А именно - в 39 пограничных пунктах. Провокации носили один и тот же характер - нападение спецподразделений СС на немецкие объекты и возложение всей вины за это на польскую сторону. Ответственность за выполнение операции “Гиммлер” была возложена на шефа РСХА обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха. Операция продолжалась и после начала войны (одним из ее этапов стали драматические события в Быдгощи). В течение всего лета 1939 года имели место диверсионные нападения на польские пограничные объекты (блок-посты, лесничества, фабрики, железнодорожные станции и т.д.). Атакам подверглись, например, Катовице, Костежин и Млава. Диверсанты взрывали бомбы в местах наибольшего скопления народа. Так, например, в последнюю неделю августа в Тарнуве они заложили взрывчатку в багажном зале вокзала. При взрыве погибли 18 человек  Самыми же известными предвоенными провокациями в ходе операции “Гиммлер” можно назвать следующие:

Нападение на лесничество в Бычине (Питшине)

Нападение на таможенный пункт в Рыбнике-Стодолах (Хохлиндене)

Нападение на радиостанцию в Гливице (Гляйвице) - главная часть операции “Гиммлер”

В ночь на 26 августа группа диверсантов абвера из Бреслау совершила нападение на Яблунковский перевал с целью захвата туннеля и железнодорожной станции. Диверсанты наткнулись на охрану станции, но сумели уйти. В эти же самые дни другая группа попыталась захватить в Тчеве мост через Вислу, но, вступив в бой с пограничной охраной и понеся потери, вынуждена была отступить. 1 сентября, после начала войны немецкая диверсионная группа вновь предприняла попытку захвата тчевского моста. Который был взорван польскими саперами.

ОПЕРАЦИЯ “ТАННЕНБЕРГ” (”ГЛЯЙВИЦ”)
Акцию 31 августа 1939 провел штурмбаннфюрер Альфред Науйокс. Около 20.00 его группа, переодетая в гражданскую одежду (а не в польские мундиры, как утверждается в некоторых источниках - они должны были изображать не солдат, а силезских националистов), совершила нападение на радиостанцию пограничного городка Гляйвиц. Сама станция не передавала собственных программ. А лишь ретранслировала передачи из Бреслау (Вроцлава). С огромными техническими трудностями немцам удалось передать отсюда лишь одну фразу. А именно: “Гливицкая радиостанция находится в польских руках!”. У входа в здание немцы бросили тело еще ранее застреленного ими силезца Фратишека Хоньока - известного своей пропольской деятельностью. Рано утром, выступая в рейхстаге, Гитлер заявил:“Сегодня ночью Польша впервые стреляла по нашей территории, используя регулярную армию. Мы ответим огнем не позже 5.45″

ГляйвицГляйвицГляйвицГляйвиц

ГиммлерГейдрихМюллерШелленбергНауйокс

Акции “Танненберг” посвящен известный фильм студии ДЕФА “Операция “Гляйвиц” с Ханньо Хассе в роли Науйокса (режиссер Герхард Кляйн, 1961)

"Операция "Гляйвиц""Операция "Гляйвиц""Операция "Гляйвиц"

"Операция "Гляйвиц"

ВОЕННЫЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ
Территория Польши исключительно не выгодна для ведения оборонительных военных действий. Кроме полесских болот на востоке и карпатской возвышенности на юге, страна практически не имела естественных преград. Из примерно 5700 км сухопутных границ 2700 км занимала граница с Германией, 120 - с Протекторатом, более, чем 1400 км - с СССР. Польско - германская граница была практически открыта. Поскольку Польша не имела необходимых средств для строительства фортификационных сооружений на таком огромном участке. А ее военная доктрина строилась на быстрой передислокации войск, контратаках и контрударах. Страна располагала лишь отдельными фрагментами подобных сооружений. Главные из которых находились в промышленной Силезии и (отчасти) в Силезии Тешинской.

Северный участок располагал укреплениями в районе Нарева. А также на границе с Восточной Пруссией - под Млавой. С самых первых дней независимости 2-ой Речи Посполитой страна готовилась к войне на Востоке. К началу 1939 года в Главштабе не существовало даже военного плана на случай нападения Германии. Только тогда, когда эта угроза стала реальна, был подготовлен проект обороны. Проект опирался на следующие основополагающие принципы: в случае нападения на Польшу фашистской Германии - СССР сохраняет нейтралитет, а Франция выполняет свои союзнические обязательства от 1921 года или наносит удар по агрессору. Задачей польских войск являлось сдерживание агрессора и сохранение людских и материальных ресурсов. До тех пор, пока Франция не вступит в войну. После чего все уже зависело от обстановки на фронте. Восточную границу по данному плану должен был охранять Корпус Пограничной Охраны, входивший в подчинение министерства внутренних дел.Сентябрьская кампания - Польские фильмыСентябрьская кампания - Польские фильмыСентябрьская кампания - Польские фильмы

Польша объявила мобилизацию 30 августа, но под нажимом союзников  отменила ее и вновь объявила 31 августа. Такая поздняя мобилизация и эта чехарда с ее отменой привела к трагическим последствиям. 1 сентября не более 70 процентов частей находились в состоянии боевой готовности. А многие вообще не сумели прибыть к месту дислокации, определенной военным планом. Польша уступала противнику не только в численности войск, но и в качестве вооружения. Так например, с немецкими самолетами могли сравниться только 36 двухмоторных средних бомбардировщиков PZL.37 “Лось” конструкции Ежи Домбровского - самые современные польские самолеты на тот период. Серьезное замешательство вызвали действия немецкой “пятой колонны” и сброшенных с воздуха диверсантов, стремившихся любой ценой подорвать сопротивление боевых частей и вызвать панику среди гражданского населения…

МИД ГЕРМАНИИ ПЕРЕД ВТОРЖЕНИЕМ
Германская дипломатия также прилагала усилия в поисках формального повода к войне. В ночь на 30 августа Риббентроп направил британскому послу сэру Невиллу Хендерсону заведомо невыполнимые германские требования, изложенные в ультимативной форме. Польша должна была безоговорочно согласиться на занятие Данцига германскими войсками. А также на плебисцит по Поморью. Причем, на немецких условиях. Польский посол Юзеф Липский попросил аудиенцию у Риббентропа. Которая, уже в последний раз, состоялась 31 августа в 18.30, и закончилась безрезультатно. Поздним вечером того же дня радиостанция “Deutschlandsender” передала текст германского ультиматума, состоящего из 16 пунктов (формально никогда до этого Польше не представляемого) и объявила об их неприятии польской стороной.

24 августа секретарь германского посольства в Москве Ханс фон Херварт передал американскому дипломату Чарльзу Болену и его французским коллегам текст секретных протоколов Пакта Молотова-Риббентропа. Госсекретарь США Корделл Халл проинформировал об этом британский МИД. В Варшаву, впрочем, данная информация не поступила. Польское руководство до последней минуты было уверено в том, что СССР будет придерживаться нейтралитета в польско-германском конфликте. Однако, уже 1 сентября 1939 года советская радиостанция в Минске помогала люфтваффе определять координаты для бомбардировок польских объектов.

Сентябрь-39СИЛЫ СТОРОН НА 1 СЕНТЯБРЯ 1939 ГОДА

ГЕРМАНИЯ
В соответствии с планом “Вайс” Германия сосредоточила для вторжения в Польшу пять армий и резерв, в состав которого входили 14 пехотных, 1 танковая и две горные дивизии. Общее командование силами вторжения осуществлял генерал-полковник Вальтер фон Браухич. Вверенные ему войска наступали с трех направлений - Силезия / Словакия, Западная Померания и Восточная Пруссия (все три направления сходились у Варшавы)

ГРУППА АРМИЙ “СЕВЕР” (генерал-полковник Федор фон Бок)
3-я армия (генерал артиллерии Георг фон Кюхлер)
1-ый армейский корпус (11-я и 69-я пехотные дивизии, танковая дивизия “Кемпф”)
21-ый армейский корпус (21-я и 228-я пехотные дивизии)
Армейский корпус “Водриг” (1-я и 12-я пехотные дивизии и 1-я бригада кавалерии)
Оперативная группа “Бранд” (пехотные бригады “Лётцен” и “Голдап”)
Резерв 3-ей армии (217-я пехотная дивизия и пехотная бригада “Данциг”)

4-ая армия (генерал артиллерии Гюнтер фон Клюге)
Региональный отдел пограничной охраны (207-я пехотная дивизия)
2-ой армейский корпус (3-я и 32-я пехотные дивизии)
3-ий армейский корпус (50-я пехотная дивизия и пехотная бригада “Нетце”)
19-ый танковый корпус (3-я танковая дивизия, 2-я и 20-я моторизованные пехотные дивизии)
Резерв 4-ой армии (23-я и 218-я пехотные дивизии)

1-ый воздушный флот (генерал авиации Альберт Кессельринг)
1-я воздушная дивизия
Воздушная группировка “Восточная Пруссия”
Воздушно - инструкторская дивизия

Резервы группы армий “Север”
7-я, 206-я, 208-я дивизии и 10-я танковая дивизия

Группа армий “Юг” (генерал - полковник Герд фон Рундштедт)
8-ая армия (генерал пехоты Йоханнес Бласковиц)
10-ый армейский корпус (24-я и 30-я пехотные дивизии)
13-ый армейский корпус (10-я и 17-я пехотные дивизии)
Моторизованный полк СС “Лейбштандарт Адольф Гитлер”

10-ая армия (генерал артиллерии Вальтер фон Райхенау)
4-ый армейский корпус (4-я и 46-я пехотные дивизии)
11-ый армейский корпус (18-я и 19-я пехотные дивизии)
14-ый моторизованный армейский корпус (13-я и 29-я моторизованные дивизии)
15-ый моторизованный армейский корпус (2-я и 3-я легкие дивизии)
16-ый танковый корпус (1-я и 4-я танковые дивизии, 14-я и 31-я пехотные дивизии)
Резерв 10-ой армии (1-я легкая дивизия)

14-ая армия (генерал-полковник Вильгельм Лист)
8-ой армейский корпус (5-я танковая дивизия, 8-я, 28-я, 239-я пехотные дивизии и моторизованный полк СС “Германия”)
17-ый армейский корпус (7-я, 44-я и 45-я пехотные дивизии)
18-ый армейский корпус (2-я танковая, 4 легкая и 3-я горнострелковая дивизии)

4-ый воздушный флот (генерал авиации Александер Лёр)
2-ая воздушная дивизия
7-ая воздушнодесантная дивизия
Авиаподразделения для особых заданий

Резерв группы армий “Юг”
7-ой армейский корпус (27-я и 68-я пехотные дивизии)
62-ая, 213-ая и 221-ая пехотные дивизии

Резервы ОКХ
22-ой армейский корпус (1-я и 2-я горнострелковые дивизии)
56-я, 57-я, 252-я, 257-я и 258-я пехотные дивизии

ВМС “Восток” (гросс - адмирал Конрад Альбрехт)
Учебный линкор “Шлезвиг - Гольштейн”
3-я флотилия подводных лодок
1-я флотилия торпедоносцев
1-я флотилия противолодочных кораблей
1-я и 3-я флотилии тральщиков
Эскортная флотилия
5-я сторожевая флотилия
Флотилия минных заградителей
Учебная флотилия тральщиков
Учебная флотилия торпедоносцев
Учебная флотилия минных заградителей
Морская авиация Балтийского моря

Всего: 56 дивизий, 4 бригады, 10 000 орудий, 2700 танков, 1300 самолетов. Численность личного состава сухопутных войск - 1 800 000 человек

ЧатлошСЛОВАКИЯ
Словацкий сектор находился в зоне боевых действий группы армий “Юг”. Союзник Германии выставил армию “Бернолак” под командованием генерала Фердинанда Чатлоша. В состав “Бернолака” входили:

1-ая дивизия пехоты (комдив генерал 2-го ранга Антон Пуланик)
Два пехотных полка и отдельный пехотный батальон, артиллерийские полк и дивизион.

2- ая дивизия пехоты (до 5 сентября комдив - подполковник Ян Имро, с 5 сентября - генерал 2-го ранга Александр Чундерлик)
Один пехотный полк, три пехотных батальона, артиллерийский полк

3-я дивизия (комдив полковник Аугустин Малар)
Два пехотных полка, два пехотных батальона, артиллерийские полк и дивизион. Дивизия входила в состав немецкого 18-го горного корпуса

Кроме армии “Бернолак” в состав словацких сил вторжения входили:

группа “Шибка” (командование 5 сентября принял подполковник Ян Имро), два артиллерийских полка, бронепоезд “Бернолак”, батальон связи “Бернолак”, батальон “Тополь”, два отдельных батальона пехоты

Общая численность словацких войск составляла 50 000 человек.

КейтельБраухичБокРундштедтГудерианЛистБласковицРайхенауКюхлерКессельринг

ПОЛЬША
Военные силы РП включали в себя 7 армий и оперативную группу «Нарев»

Армия “Модлин” (бригадный генерал Эмиль Крукович-Пшеджимирский)
8-ая дивизия пехоты (полковник Теодор Фургальский)
20-ая дивизия пехоты (полковник Вильгельм Лавич-Лишка)
Мазовецкая бригада кавалерии (полковник Ян Карч)
Новогрудская бригада кавалерии (бригадный генерал Владислав Андерс)
Варшавская бригада НО (полковник Юзеф Сас-Ношовский)

Армия “Поморье” (дивизионный генерал Владислав Бортновский)
9-ая дивизия пехоты (полковник Юзеф Веробей)
15-ая Велькопольская дивизия пехоты (полковник Здзислав Пшиялковский)
27-ая дивизии пехоты (бригадный генерал Юлиуш Драпелла)
Поморская бригада кавалерии (бригадный генерал Станислав Гжмот-Скотницкий)
Поморская бригада НО) (полковник Тадеуш Маевский)
Хелминская бригады НО (полковник Антони Жураковский)
Отдельное подразделение «Висла» (подпоручик Роман Канафойский)

Оперативная группа “Восток” (бригадный генерал Миколай Болтуть)
4-ая дивизия пехоты (полковник Тадеуш Любич-Незабитовский, с 4 сентября 1939 - полковник Мечислав Равич-Мысловский, с 12 сентября 1939 - полковник Юзеф Веробей)
16-ая Поморская дивизия пехоты (полковник Станислав Щвитальский, с 2 сентября 1939 - полковник Зигмунт Богуш-Шишко)

Отдельная группа “Яблоново”
208-ой полк пехоты (подполковник Ян Шевчик)
Батальон НО “Яблоново”
Батальон НО “Грудзёндз” (капитан Юзеф Краковский)
Авиация армии “Поморье” (полковник Болеслав Стахонь)
Две эскадрильи и дивизион истребителей, а также разведывательные подразделения

Армия “Познань” (дивизионный генерал Тадеуш Кутшеба)
14-ая Велькопольская дивизия пехоты (бригадный генерал Франтишек Влад)
17-ая Велькопольская дивизия пехоты (полковник Мечислав Моздыневич)
25-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Франтишек Альтер)
26-ая дивизия пехоты (полковник Адам Бжехва-Айдукевич)
Велькопольская бригада кавалерии (бригадный генерал Роман Абрахам)
Подольская бригада кавалерии (полковник Леон Стшелецкий)
Познанская бригада НО (полковник Станислав Щюда)
Калишская бригада НО (полковник Франтишек Судол)
71-ый и 72-ой танковые дивизионы
Авиация армии “Познань” (полковник Станислав Кузьминский)
Две эскадрильи и дивизион истребителей, а также разведывательные подразделения

Армия “Лодзь” (дивизионный генерал Юлиуш Руммель)
10-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Франтишек Анкович)
28-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Владислав Боньча-Уздовский)
22-ая дивизия горной пехоты (полковник Леопольд Энгель-Рагис)
Пограничная бригада кавалерии (полковник Стефан Ханка-Кулеша, с 4 сентября 1939 - полковник Ежи Гробицкий)
Авиация армии “Лодзь” (полковник Вацлав Ивашкевич)
Две эскадрильи и дивизион истребителей, а также разведывательные подразделения

Оперативная группа “Пётркув” (дивизионный генерал Виктор Томме)
2-ая дивизия пехоты Легионов (полковник Эдвард Доян-Сурувка, с 8 сентября 1939 - полковник Антони Стайх)
30-я Полесская дивизия пехоты (бригадный генерал Леопольд Цехак)
Волынская бригада кавалерии (полковник Юлиан Филипович)
Бронепоезд № 52 «Пилсудчик» (капитан Миколай Гончар)
Бронепоезд № 53

Армия “Краков” (бригадный генерал Антони Шиллинг)
6-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Бернард Монд)
7-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Януш Гонсёровский)
23-я дивизия пехоты (бригадный генерал Владислав Повежа)
21-ая дивизия горной пехоты (бригадный генерал Юзеф Кустронь)
55-ая резервная дивизия пехоты (полковник Станислав Калабинский)
10-ая бригада кавалерии (полковник Станислав Мачек)
Краковская бригада кавалерии (бригадный генерал Зигмунт Пясецкий)
1-ая горная бригада (полковник Януш Галадык)
Авиация армии «Краков» (полковник Стефан Шнук)

Армия “Люблин” (дивизионный генерал Тадеуш Пискор)
39-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Брунон Ольбрыхт) [16]
Варшавская мото-танковая бригада (полковник Стефан Ровецкий)
Комбинированная бригада кавалерии (полковник Адам Закшевский)
Группа “Сандомир”
Два артиллерийских дивизиона

Армия “Карпаты” (бригадный генерал Казимеж Фабрицы)
11-ая Карпатская дивизия пехоты (полковник Бронислав Пругар-Кетлинг)
24-ая дивизия пехоты (полковник Болеслав Кшижановский)
38-ая резервная дивизия пехоты (полковник Алоизы Вир-Конас)
46-ой дивизион тяжелой артиллерии (капитан Станислав Козловский)
47-ой дивизион тяжелой артиллерии (майор Михал Кубицкий)
Группа “Венгрия”
2 разведывательные эскадрильи

Оперативная группа “Ясло”
2-ая горная бригада (полковник Александр Ставаж)
3-я горная бригада (полковник Ян Стефан Котович)

Оперативная группа “Нарев” (бригадный генерал Чеслав Млот - Фьялковский)
18-ая дивизия пехоты (полковник Стефан Коссецкий)
33-я резервная дивизия пехоты (полковник Тадеуш Калина-Зеленевский)
Сувалская бригада кавалерии (бригадный генерал Зигмунт Подхорский)
Подлясская бригада кавалерии (бригадный генерал Людвик Кмитиц-Скшинский)
1 эскадрилья истребителей и 2 разведывательные эскадрильи

Резерв Главного штаба ВП
Армия “Прусы” (дивизионный генерал Стефан Домб - Бернацкий)

Северная группа
13-ая дивизия пехоты (полковник Владислав Зубош-Калинский)
19-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Юзеф Квацишевский)
29-ая дивизии пехоты (полковник Игнацы Озевич)
Виленская бригада кавалерии (полковник Константы Друцкий-Любельский)
1-ый батальон легких танков (майор Адам Кубин)
2-ой батальон легких танков (майор Эдмунд Карпов)

Южная группа
3-я дивизия пехоты Легионов (полковник Мариан Турковский)
12-ая дивизия пехоты (бригадный генерал Густав Пашкевич)
36-ая резервная дивизия пехоты (полковник Болеслав Островский)

Все польские вооруженные силы подчинялись главнокомандующему - маршалу Эдварду Рыдз - Смиглы. Главный штаб ВП возглавлял бригадный генерал Вацлав Стахевич. Уже в ходе войны были сформированы дополнительные соединения. А именно - армия «Варшава» и отдельная оперативная группа «Полесье». Всего польская армия насчитывала 39 пехотных, 11 кавалерийских, 3 горных бригады и 2 моторизованные бронебригады. Общая численность личного состава - около 1 000 000 человек

РыдзСтахевичРуммельБортновскийФабрицыСоснковскийКутшебаПискорСикорскийАндерс]


ГЕРМАНСКОЕ ВТОРЖЕНИЕ В ПОЛЬШУ
1 сентября около 5 часов утра германские войска, согласно плану «Вайс», без объявления войны перешли в наступление на всей протяженности польско-германской границы, а также с территории Моравии и Словакии. Линия фронта составила около 1600 км. План “Вайс” предусматривал уничтожение всех польских вооруженных сил к западу от Вислы не позднее, чем через две недели после начала операции. В 4.40 1-ый дивизион пикирующих бомбардировщиков имени Макса Иммельмана (из 76-го полка люфтваффе) под командованием капитана Вальтера Зигеля начал бомбардировку Велюня. А через полчаса бомбы уже упали на Хойниц, Старогард и Быдгощ. В результате атаки на Велюнь погибли 1200 человек, в основном, гражданские лица. Город был уничтожен на 75%.Сентябрьская кампания - Польские фильмыСентябрьская кампания - Польские фильмы

В 4.45 учебный линкор “Шлезвиг - Гольштейн” атаковал польский Транзитный склад в Гданьске (Данциге). Началась семидневная оборона Вестерплатте. В это же самое время немецкие войска ворвались в город, где завязались упорные бои за здание Польской почты на площади Яна Гевелия. Только через 14 часов немцы сумели овладеть зданием. 1 сентября Альберт Форстер, объявленный “главой Вольного Города Данцига” постановлением Сената еще 23 августа 1939, выступил с заявлением о присоединении Данцига к рейху. И в тот же день комиссар Лиги Наций Карл Якоб Буркхардт и его комиссия покинули Гданьск. Во второй половине дня немцы арестовали в Гданьске первых 250 поляков, которых разместили в созданном 2 сентября концлагере Штуттгоф.

Около 7.00 возле Олькуша польский летчик Владислав Гнысь подбил первый немецкий самолет. В это же время немцы попытались с воздуха атаковать Варшаву, но были отбиты польскими истребителями.

1 сентября немецкие самолеты атаковали Гдыню, Пуцк и Хель. Массированным бомбардировкам подверглись Верхняя Силезия, Ченстохова, Краков и даже расположенный в глубине страны Гродно. 2 сентября в налете на Люблин погибло около 200 человек. И еще 150 человек при бомбежке эвакуационного поезда, стоящего на вокзале в Коло.

Волынская бригада кавалерии вступила под Мокрой в бой с 4-ой немецкой танковой дивизией из состава 10-ой армии. Целый день кавалеристы вели неравный бой с бронетанковыми частями, поддержанными артиллерией и авиацией. В ходе сражения они, тем не менее, сумели уничтожить около 50 танков и несколько самоходок. Ночью Бригада отступила на вторую линию обороны. Однако, немецкие войска сумели обойти ее и нанесли удар в тыл польским позициям.

В Шиманкове немцами был расстрелян 21 человек - служащие железной дороги и таможенники, задержавшие немецкий бронепоезд. А также 20 человек - члены их семей.

1 сентября 19391 сентября 19391 сентября 19391 сентября 19391 сентября 19391 сентября 19391 сентября 19391 сентября 1939







ПОГРАНИЧНОЕ СРАЖЕНИЕ
Поморье
Немецкое наступление началось и развивалось в полном соответствии с доктриной блицкрига. Однако, уже в первые дни оно натолкнулось на ожесточенное сопротивление уступающих противнику в военной силе польских войск. Тем не менее, сосредоточив на главных направлениях огромную массу бронетанковых и моторизованных соединений, немцы нанесли мощный удар по всем польским боевым частям. Пограничное сражение разыгралось 1 - 4 сентября в Мазовии, Поморье, Силезии, а также на Варте. Уже в первых днях наступления германские войска взломали оборону польских войск и заняли Куявию, часть Велькопольского воеводства и Силезии.

На севере главные польские силы, сконцентрированные в районе Млавы и в Поморье, к 3 сентября потерпели поражение. Армия “Модлин”, атакованная 3-ей немецкой армией у Млавы, вынуждена была отступить из района Млавы на линию Висла - Нарев. Армия “Поморье” Владислава Бортновского после тяжелых боев и потерь в ходе окружения в Борах - Тухольских, покинула район Поморья. При отступлении через Быдгощ, части армии подверглись нападению немецкой пятой колонны. Сразу же по занятии Поморья немцы перебросили 4-ую армию вместе с 19-ым танковым корпусом в Восточную Пруссию, чтобы начать оттуда наступление на Отдельную оперативную группу “Нарев”. Вместе с тем и польским войскам удалось нанести противнику несколько болезненных ударов. Одним из которых стал бой под Кроянтами, в ходе которого 18-й полк Поморских уланов разгромил 2-й моторизованный батальон 76-го моторизованного полка 20-й моторизованной дивизии вермахта.

Силезия
В это же самое время на юго-востоке силы 10-ой немецкой армии к концу дня 1 сентября пробили брешь между армиями “Лодзь” и “Краков”, глубоко изломав линию фронта. Польские войска подверглись мощной атаке со стороны 8-ой и 14-ой немецких армий. Под угрозой окружения оба польских соединения вынуждены были отступить. В тяжелейшем положении оказалась армия “Краков”. На нее пришелся главный удар 14-й немецкой армии, которая силами 8-го корпуса окружила Верхнюю Силезию и атаковала Рыбник. В то время, как ее 17-й корпус начал наступление на Бельско-Бялу. 7-я пехотная дивизия корпуса вступила в бой с силами 2-го полка КОП, занимавшими оборону на “Венгерской Горке. 2 сентября командующий армией “Краков” генерал Антони Шиллинг отдал приказ об отступлении из Силезии.

Между тем, наступление 8-го немецкого корпуса (8-ая и 28-ая пехотные дивизии) на левое крыло Оперативной группы “Шлёнск” генерала Яна Ягмина-Садовского сразу же встретило сильное сопротивление польских войск. Весь день 1 сентября прошел в ожесточенных боях с участием пехоты, артиллерии и танков. 2 сентября немцы всей мощью обрушились на Миколов, Выры и Кобюр. Утром в контрнаступление перешел польский 75-ый полк, поддержанный 1-ым батальоном 73-го полка (сам 73-ий полк находился в исключительно трудном положении). Контрнаступление 75-го полка продвигалось крайне медленно. К 17 часам полк овладел Жваковом и обрушил на немцев по миколовскому направлению мощный огонь артиллерии. Всего было задействовано 14 батарей, в том числе, 5 тяжелых. Однако, к вечеру стало известно о прорыве немецких танковых частей в тылы ОГ “Шленск”. В тот же день командующий армией “Краков” генерал Антони Шиллинг отдал приказ об отступлении из Силезии.

СТРАННАЯ ВОЙНА
В связи с агрессией против Польши, 3 сентября 1939 Великобритания и Франция объявили Германии войну. Они направили также ультиматум германскому руководству с требованием немедленного прекращения военных действий и вывода всех войск вермахта с территории Польши и Вольного Города Гданьска. Таким образом, оба государства, в соответствии со взятыми на себя союзническими обязательствами оказались в состоянии войны с Германией. Днем ранее, 2 сентября французское правительство объявило мобилизацию и приступило к концентрации своих войск на германской границе.

СИЛЫ СТОРОН
Авиация
На момент объявления войны континентальная Франция располагала 34 дивизиями сухопутных войск. А также крупными военно-воздушными силами. ВВС Франции включали в себя около 3 300 самолетов. Из которых 1275 являлись новейшими боевыми машинами:
700 истребителей “Моран-Сольнье MS-406″, “Девуатин D.510″ и “Блок MB.152″
175 бомбардировщиков “Блок MB.131″
400 разведывательных самолетов “Потез 637″

В то же время люфтваффе на Западном фронте располагали 1186 самолетами. Из них 568 истребителей, 343 бомбардировщика и 152 разведчика. Таким образом, воздушное превосходство только одной Франции над Германией было очевидным. А с прибытием во Францию британских авиачастей это превосходство стало бы подавляющим. Королевские ВВС выделили в помощь союзникам более 1500 самых современных самолетов. Истребителей Спитфайр и Харрикейн, бомбардировщиков Fairey Battle, Бристоль Бленхайм и Уитли. Однако, все эти самолеты находились на британских аэродромах и переброска их во Францию требовала значительного времени.

В целом, на 1939 год Франция располагала третьей по мощи сухопутной армией в мире после РККА и вермахта, а также третьим в мире военно-морским флотом после британского и американского (за Францией следовали Италия и Япония).

Наземные войска
Германия
Группа армий “С”
Западный фронт вермахта представляла группа армий “С” генерал-полковника Риттера фон Лееба. Группа включала в себя 42 дивизии (в сентябре в срочном порядке к ней на усиление была переброшена 3-я горнострелковая дивизия):

Первый эшелон (1-й и 2-й этапы мобилизации)
5, 6, 9, 15, 16, 22, 25, 26, 33, 34, 35, 36, 52, 58, 69, 71, 75, 76, 78, 79, 86, 87, 209-я пехотные дивизии

Второй эшелон (4-й этап мобилизации)
253, 254, 262, 269, 260, 263, 267, 268-я пехотные дивизии

Резерв (3-й этап мобилизации)
211, 212, 214, 215, 216, 223, 225, 227, 231, 246, 251-я пехотные дивизии

Германские войска занимали позиции вдоль голландской, бельгийской и французской границ. При этом они использовали созданную ранее Линию Зигфрида.

Франция
2-я группа армий
3, 4, 5, 8-я армии
11, 13, 42, 43-я пехотные дивизии, 4-я пехотная колониальная дивизия
9-я и 25-я моторизованные дивизии
2-я кавалерийская дивизия
2-я и 4-я дивизии тяжелой артиллерии

До 12 сентября французские силы возросли до 36 дивизий (в том числе 4-х моторизованных) и 18 отдельных танковых батальонов. Немцы же не располагали на тот момент ни одной танковой дивизией или моторизованной дивизией - все были задействованы в Польше.

НАЧАЛО И ПРЕКРАЩЕНИЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
7 сентября части 3-й и 4-й французских армий перешли германскую границу в Сааре и вклинились в предполье Линии Зигфрида. Никакого сопротивления им оказано не было, а немецкое население Саара эвакуировалось. 12 сентября в Аббевиле состоялось заседание французско-британского высшего военного совета с участием Невилла Чемберлена, Эдуара Даладье и главнокомандующего французской армией Мориса Гамелена. В ходе заседания было принято решение о “максимальной мобилизации средств до начала крупных сухопутных операций, а также ограничению действий ВВС”

На практике данное решение означало прекращение французского наступления и отказ от союзнических обязательств по отношению к Польше, принятых 19 мая 1939 года. В соответствии с которыми Франция должна была всеми доступными средствами предпринять наземное наступление на 15-й день с начала мобилизации. А боевые воздушные действия - с самого первого дня немецкого вторжения в Польшу. Польские послы во Франции (Эдвард Рачинский) и в Англии (Юлиуш Лукасевич) безуспешно пытались повлиять на позицию союзников и склонить их к выполнению принятых обязательств. Между тем, весь оборонительный план “Z” польского Главного штаба опирался именно на наступление союзников. Последние имели уникальную возможность развить наступление в тот единственный краткосрочный период своего военного превосходства над вермахтом и повлиять на дальнейшую судьбу всех народов Европы, включая собственную. До самого окончания боевых действий в Польше германское командование было не в состоянии перебросить на Западный фронт ни одного соединения (кроме вышеупомянутой дивизии горных стрелков). Однако, своего шанса союзники не использовали. Что имело для них катастрофические последствия в 1940 году

В сентябре 1939 ФКП начала антивоенную кампанию, призывая солдат дезертировать из армии. 2 сентября ее депутаты проголосовали против военных кредитов. Генеральный секретарь партии Морис Торез, призванный в армию, дезертировал и бежал в СССР. Военным судом он был приговорен к смерти.

РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКОГО НАСТУПЛЕНИЯ
5 сентября 10-я немецкая армия атаковала позиции резервной армии “Прусы”. В ходе сражений под Пётркувом-Трибунальским и Томашувом-Мазовецким армия “Прусы” потерпела поражение и 6 сентября отступила на правый берег Вислы. Неудачей для армии завершилось также и сражение под Илжей. А 1-я и 4-я немецкие танковые дивизии, захватив пётркувское шоссе, получили открытый путь на Варшаву. На Варте 8-я немецкая армия прорвала оборону армии “Лодзь” и отбросила ее на восток. В то же время 3-я немецкая армия оттеснила армию “Модлин” на линию Вислы. Сложилась реальная угроза отсечения армий “Поморье” и “Познань” от основных сил. В этих условиях маршал Рыдз-Смиглы отдал приказ общего отступления на линию Висла-Сан. 6 сентября Главный штаб переместился из Варшавы в Брест. И в этот же день столицу покинул президент Игнацы Мосьцицкий и правительство РП.

Чтобы помешать общему отходу польских частей, 3-я немецкая армия получила приказ о наступлении на Седльце через Нарев и Буг. Которое, однако, застопорилось из-за ожесточенного сопротивления противника в Ружанских фортах. В то же время 14-я немецкая армия получила приказ об отсечении польских войск от переправ через Сан и наступлению на Люблин. 5 сентября она, наконец, завершила изнурительные бои под Йордановом с армией “Краков”. Где 10-я польская бригада кавалерии полковника Станислава Мачека нанесла 22-му танковому корпусу тяжелые потери. Корпус, обладавший 15-кратным превосходством в танках и поддержку люфтваффе, потерял более 100 танков и в течение нескольких дней сумел продвинуться не более, чем на 30 км. Эта задержка обеспечила отступление находящимся под угрозой окружения частям армии “Краков”.

Между тем, резко обострилась ситуация вокруг польской столицы. 8 сентября 16-й немецкий танковый корпус (из состава 10-й армии) атаковал город из района Гуры-Кальварии. Началась оборона Варшавы. Для защиты столицы были созданы две новые армии - “Варшава” (генерал Юлиуш Руммель) и “Люблин” (генерал Тадеуш Пискор). Обе армии, однако, не располагали достаточными силами. Положение еще более осложнилось тем, что на северном участке немецкие войска прорвали фронт на стыке армии “Модлин” и отдельной оперативной группы “Нарев”. План окружения польских частей к востоку от Вислы оказался, однако, сорван в героической обороны Визны. В ходе трехдневных боев защитники Визны под командованием Владислава Рагиниса сдерживали натиск 10-й танковой дивизии Фалькенхорста и 19-го танкового корпуса Гудериана.

В новой ситуации командование ОКХ отдало приказ отсечь польским войскам пути отхода на восток, а также - эвакуации в Румынию. Для этой цели Гудериан двинулся на Брест, а 22-й танковый корпус из состава 14-й армии ударил в направлении Хелма. Одновременно часть сил 14-й немецкой армии атаковала Львов, чтобы воспрепятствовать отступлению польских войск в Румынию.

10 сентября из подразделений армии “Люблин” Главный штаб ВП создает три фронта: Южный (генерал Казимеж Соснковский), Центральный (генерал Тадеуш Пискор) и Северный (генерал Стефан Домб-Бернацкий).

Вечером 9 сентября оперативная группа “Коло” генерала Эдмунда Кнолла-Ковнацкого, поддержанная 14, 17 и 25-й дивизиями пехоты предприняли наступление на Ленчицу и Пьонтек. А на Лович двинулась оперативная группа “Восток” генерала Миколая Болтутя, поддержанная 4-й и 16-й дивизиями пехоты, а также Велькопольской бригадой кавалерии генерала Романа Абрахама.

В ночь на 10 сентября отступающие польские армии “Познань” и “Поморье” нанесли сильнейший удар по флангу наступающей на Варшаву 8-й немецкой армии. Частично разбитая армия “Поморье” Владислава Бортновского сумела соединиться с армией “Познань” Тадеуша Кутшебы. Обе армии, не привлекая внимания вражеской авиации, форсированными ночными маршами прошли до долины Бзуры. Появление крупных польских сил в тылу группы армий “Север” стало полной неожиданностью для командования вермахта, совершенно уверенного в том, что к западу от Вислы уже нет ни одного крупного польского войскового подразделения.

Первоначально действия польских войск принесли успех. Наступавшие на Варшаву части вермахта вынуждены были перейти к обороне. Однако, после прибытия к немцам свежих подкреплений и создания значительного перевеса в силах, к 13 сентября наступательная мощь атакующих частей польской армии резко снизилась. Тем не менее, они сумели захватить Лович и продолжить наступление на Озоркув и Стрыкув. Действия польских войск на Бзуре вынудили командование ОКХ пересмотреть планы операций в центральной Польше, оттянув к Бзуре танковые подразделения и части люфтваффе, сняв их с других участков. А польские войска сумели продолжить отступление к юго-восточной части страны в соответствии с концепцией Главного штаба ВП о создании оборонительного района Румынское предместье.

Между тем, армии “Познань” и “Поморье” оказались практически в окружении. 14 сентября генерал-полковник Герд фон Рундштедт лично принял командование всеми силами на Бзуре. Одновременно Вальтер фон Браухич приказал 3-й армии атаковать Варшаву. 15 сентября немецкие войска перешли в наступление по всему бзурскому фронту с целью уничтожения обеих польских армий. Генерал Катшуба сформировал из бригад кавалерии Оперативную кавалерийскую группу (ОКГ), задачей которой являлось очищение лежащей на восток от Бзуры Кампиноской Пущи и открытие пути на Варшаву. В субботу 16 сентября ОКГ удалось добраться до Пущи, ставшей связующим звеном со столицей. В это время Рундштедт начал операцию по окончательному окружению войск генерала Катшубы. 17 сентября командование люфтваффе практически отменило все вылеты, не связанные с районом Бзуры.

19 сентября 14-й полк уланов прорвал кольцо окружения и стал первым подразделением армии “Познань”, добравшимся до Варшавы. За ним последовали и другие кавалерийские подразделения ОКГ. Они сразу же оставляли лошадей и включались в оборону Варшавы. Тем временем, сопротивление обеих армий в котле постепенно угасало. В плен попали 170 тысяч человек. В том числе и генерал Владислав Бортновский. Остальные пытались прорваться к Варшаве через Пущу (в общей сложности в Варшаву прошли около 30 тысяч солдат). Некоторые подразделения сумели добраться до Модлина.

12 сентября немецкие моторизованные подразделения вышли ко Львову. 14 сентября польские войска покинули Перемышль. В этот же день завершилось и  окружение Варшавы. Немцы приступили к массированным артиллерийским обстрелам польской столицы, сосредоточив вокруг города более 1000 орудий. Тогда же, 14 сентября 3-я армия вместе с 19-м танковым корпусом 4-й армии осадила Брест. 16 сентября 19-й корпус в районе Хелма соединился с частями 22-го танкового корпуса 14-й армии и, тем самым, замкнул кольцо окружения вокруг подразделений ВП, находящихся между Вислой и Бугом.


АГРЕССИЯ СССР ПРОТИВ ПОЛЬШИ

ТАЙНЫЙ СГОВОР ГЕРМАНИИ И СССР ПРОТИВ ПОЛЬШИ
“Характерным для методов фашистской борьбы является то, что они больше, чем какая бы то ни была партия, усвоили себе и применяют на практике опыт русской революции” (Николай Бухарин)

“Я многому научился у марксистов, и я признаю это без колебаний. Я учился их методам” (Адольф Гитлер)

“Теперь мы связаны с Россией союзом. До сих пор это было нам выгодно. Фюрер увидел Сталина в фильме, и он тотчас показался ему симпатичным. С этого, собственно, началась германо-русская коалиция”… (Йозеф Геббельс)

“…сталинизм и есть то самое, что мы ошибочно называли «российским фашизмом». Это наш российский фашизм, очищенный от крайностей, иллюзий и заблуждений”… (Константин Родзаевский)

“Вы напрасно верите в мировую революцию. Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До вашей революции фашизма не было” (Академик Иван Павлов)

“Радек считает главным врагом Германии фашизм и полагает необходимой коалицию с социал-демократами. А наш вывод: нужен смертельный бой с социал-демократами” (Иосиф Сталин)

“Первая мировая война дала победу революции в одной из самых больших стран… а потому боятся, что вторая мировая война может привести также к победе революции в одной или нескольких странах. А поскольку нашей целью и является мировая революция, то развязывание войны в Европе есть наше средство во имя цели, которая оправдывает все” (Иосиф Сталин)

“Рабоче-крестьянская армия должна стать самой агрессивной из всех когда-либо существовавших наступательных армий…” (Иосиф Сталин)

“Величайшая опасность в данный момент заключается, по моему мнению, в том, что Германия может связать свою судьбу с большевиками и поставить все свои материальные и интеллектуальные ресурсы, весь свой огромный организаторский талант на службу революционным фанатикам, чьей мечтой является завоевание мира для большевизма силой оружия. Такая опасность - не химера” (Дэвид Ллойд-Джордж)

“…советское правительство намеревалось воспользоваться дальнейшим продвижением германских войск и заявить, что Польша разваливается на куски и что вследствие этого Советский Союз должен прийти на помощь украинцам и белорусам, которым угрожает Германия. Этот предлог представит интервенцию Советского Союза благовидной в глазах масс и даст Советскому Союзу возможность не выглядеть агрессором” (Молотов Шуленбургу 10 сентября 1939 года)

“Красная армия достигла состояния готовности скорее, чем это ожидалось. Советские действия поэтому могут начаться раньше указанного им во время последней беседы срока. Учитывая политическую мотивировку советской акции (падение Польши и защита русских «меньшинств»), было бы крайне важно не начинать действовать до того, как падет административный центр Польши - Варшава” (Молотов Шуленбургу 14 сентября 1939)

ВЫДЕРЖКА ИЗ СЕКРЕТНЫХ ПРОТОКОЛОВ ПАКТА МОЛОТОВА - РИББЕНТРОПА
“При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению к Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарев, Висла и Сан.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть исключительно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете”

Думаю, что комментировать вышеприведенные цитаты нет смысла. Они в достаточной мере показывают “миролюбивую политику Советского государства” и общность интересов двух тоталитарных режимов. Однако, хочу заметить, что преступный сговор с гитлеровской Германией вовсе не означал отказ от агрессивных устремлений СССР в отношении своего союзника. Известно, что еще задолго до “плана Барбаросса” руководство СССР начало разработку военной операции против Германии. А о будущей войне с Германией прямо говорится в речи Сталина в начале 1941 года:

“Что значит политически подготовить войну? Политически подготовить войну - это значит, чтобы каждый человек в стране понял, что война необходима. Сейчас, товарищи, вся Европа завоевана Германией. Подобное положение нетерпимо, и мы не собираемся его терпеть. Народы Европы с надеждой смотрят на Красную Армию как на армию-освободительницу. Видимо, войны с Германией в ближайшем будущем не избежать, и, возможно, инициатива в этом вопросе будет исходить от нас. Думаю, это случится в августе”
Увы, фюрер не стал ждать до августа…

НАКАНУНЕ ВТОРЖЕНИЯ
17 сентября посол Польши в СССР Вацлав Гжибовский был вызван в НКИД где ему была вручена нота советского правительства, в которой утверждалось, что  “польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договоры, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам”, а также к беззащитному положению украинского и белорусского населения. “Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии” Польский посол отказался “принять ноту, ибо это было бы несовместимо с достоинством польского правительства”. В итоге нота была передана в посольство Польши, пока посол находился в НКИД. Что же касается советского посла в Польше Николая Шаронова, то он вместе с военным атташе Павлом Рыбалко отбыл в Москву еще 11 сентября “для получения указаний”

Пакт 1939Пакт 1939Пакт 1939ПлакатПлакатПакт 1939Пакт 1939Пакт 1939Пакт 1939Пакт 1939Пакт 1939Пакт 1939Пакт 1939

СИЛЫ ВТОРЖЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ 17 СЕНТЯБРЯ 1939 ГОДА

БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ (командарм Михаил Ковалев)
3-Я АРМИЯ (комкор Василий Кузнецов)
Полоцкая армейская группа
5-я стрелковая дивизия
24-я кавалерийская дивизия
22-я и 25-я танковые бригады

4-ый стрелковый корпус
27-я и 50-я стрелковые дивизии

4-Я АРМИЯ(комдив Василий Чуйков)
23-ий стрелковый корпус
52-я стрелковая дивизия

8-я стрелковая дивизия
29-я и 32-я танковые бригады
Днепровская военная флотилия

10-Я АРМИЯ (комкор Иван Захаркин)
11-ый стрелковый корпус
6-я, 33-я и 121-я стрелковые дивизии

11-Я АРМИЯ (комдив Никифор Медведев)
Минская армейская группа
3-й кавалерийский корпус
7-я и 36-я кавалерийские дивизии
6-я танковая бригада

16-й стрелковый корпус
2-я и 100-я стрелковые дивизии

ДЗЕРЖИНСКАЯ КОННО-МЕХАНИЗИРОВАННАЯ ГРУППА
6-й казачий кавалерийский корпус
4-я, 6-я и 11-я кавалерийские дивизии

15-й танковый корпус
2-я, 21-я и 27-я танковые бригады
20-я мотострелковая бригада

5-й стрелковый корпус
4-я и 13-я стрелковые дивизии

Пограничные войска БССР (комбриг Иван Богданов)

Всего по Белорусскому фронту: 378610 человек личного состава, 3167 орудий и 2406 танков. Уже в ходе боевых действий фронт получил дополнительно 3 стрелковых корпуса, 17 стрелковых дивизий и одну танковую бригаду

УКРАИНСКИЙ ФРОНТ (командарм Семен Тимошенко)
ШЕПЕТОВСКАЯ АРМЕЙСКАЯ ГРУППА (комдив Иван Советников)
8-й стрелковый корпус
45-я, 60-я и 87-я стрелковые дивизии

15-й стрелковый корпус
44-я и 81-я стрелковые дивизии
36-я танковая бригада

ВОЛОЧИСКАЯ АРМЕЙСКАЯ ГРУППА (комкор Филипп Голиков)
2-й кавалерийский корпус
3-я, 5-я и 14-я кавалерийские дивизии
24-я танковая бригада

17-й стрелковый корпус
96-я и 97-я стрелковые дивизии
10-я и 38-я танковые бригады

КАМЕНЕЦКАЯ АРМЕЙСКАЯ ГРУППА (командарм Иван Тюленев)
4-й кавалерийский корпус
32-я и 34-я кавалерийские дивизии
26-я танковая бригада

5-й кавалерийский корпус
9-я и 16-я кавалерийские дивизии
23-я танковая бригада

25-й танковый корпус
4-я и 5-я танковые бригады
1-я мотострелковая бригада

13-й стрелковый корпус
72-я и 99-я стрелковые дивизии

Пограничные войска УССР (комдив Василий Осокин)

Всего по Украинскому фронту: 238978 человек личного состава, 1792 орудия и 2330 танков. В ходе боевых действий фронт получил дополнительно армейскую кавалерийскую группу, 8 стрелковых корпусов, 27 стрелковых дивизий и 2 танковые бригады

Всей этой армаде поляки могли противопоставить весьма незначительные силы Корпуса Охраны Пограничья (КОП) - бригадного генерала Вильгельма Орлика-Рюкермана (3 пограничных полка - “Сарны”, “Дубно”, “Подолье”; 10 батальонов, 3 дивизиона, 1 кавэскадрон). Практически на один батальон КОП приходился целый корпус РККА. В некоторых районах - Ровно, Тернополе и других - находились также отдельные подразделения, прибывшие на переформирование после тяжелых боев с вермахтом. Всего около 10 дивизий пехоты неполного состава. Да еще львовская группировка Владислава Лангнера - 15 тысяч бойцов. Всего же на 15 сентября в Восточных воеводствах находилось около 340 тысяч польских военнослужащих, 540 орудий и около 70 танков…

ВТОРЖЕНИЕ РККА В ПОЛЬШУ
…белорусский, украинский и польский народы истекают кровью в войне, затеянной правящей помещичье-капиталистической кликой Польши с Германией. Рабочие и крестьяне Белоруссии, Украины и Польши восстали на борьбу со своими вековечными врагами - помещиками и капиталистами. Главным силам польской армии германскими войсками нанесено тяжелое поражение. Армии Белорусского фронта с рассветом 17 сентября 1939 г. переходят в наступление с задачей - содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией. Ближайшая задача фронта - уничтожить и пленить вооруженные силы Польши, действующие восточнее литовской границы и линии Гродно - Кобрин” (Приказ № 01 Военсовета Белорусского фронта)

В 5 часов утра 17 сентября 1939 года войска Белорусского и Украинского фронтов перешли польско-советскую границу на всей ее протяженности и атаковали блок-посты КОП. Тем самым СССР нарушил по меньшей мере четыре международных соглашения:

* Рижский мирный договор 1921 года о советско-польских границах
* Протокол Литвинова, или Восточный пакт об отказе от войны
* Советско-польский договор о ненападении от 25 января 1932 года, продленный в 1934     до конца 1945 года
* Лондонскую конвенцию 1933 года, содержащую определение агрессии, и которую СССР подписал 3 июля 1933 года.

Правительства Англии и Франции вручили в Москве ноты протеста против ничем не прикрытой агрессии СССР против Польши, отклонив все оправдательные аргументы Молотова. 18 сентября лондонский “Таймс” охарактеризовал данное событие, как “удар ножом в спину Польши“.  Вместе с тем, стали появляться и статьи, объясняющие действия СССР, как имеющие антигерманскую направленность.

Вторгшиеся части РККА встретили ожесточенное сопротивление пограничных частей. Тем не менее, огромное превосходство в людях и вооружении позволило им взломать оборону КОП и начать быстрое продвижение на Запад. В довершение ко всему маршал Эдвард Рыдз-Смиглы отдал в Кутах т.н. “Директиву общего содержания”, которая была зачитана по радио:

“Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. Задача для Варшавы и Модлина, которые должны защищаться от немцев, без изменений. Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию, или Венгрию…”

Директива главнокомандующего привела к дезориентации большинства польских военнослужащих, их массовому пленению и последующей гибели. В связи с советской агрессией, президент Польши Игнацы Мосьцицкий, находясь в городке Косов, обратился к народу. Он обвинил СССР в попрании всех юридических и моральных норм и призвал поляков сохранять твердость духа и мужество в борьбе с бездушными варварами. Мосьцицкий также объявил о переносе резиденции Президента РП и всех высших органов власти “на территорию одного из наших союзников”. Вечером 17 сентября Президент и правительство РП во главе с премьером Фелицианом Складковским пересекли границу Румынии. А после полуночи 17 / 18 сентября - Главнокомандующий ВП маршал Эдвард Рыдз-Смиглы. Удалось также эвакуировать 30 тысяч военослужащих в Румынию и 40 тысяч - в Венгрию. Включая моторизованную бригаду, батальон железнодорожных саперов и полицейский батальон “Голендзинув”

Несмотря на приказ главнокомандующего, многие польские подразделения вступили в бой с наступавшими частями Красной Армии. Особенно упорное сопротивление части ВП оказали при защите Вильно, Гродно, Львова (который с 12 по 22 сентября оборонялся от немцев, а с 18 сентября - также и от РККА) и под Сарнами. 29 - 30 сентября польские войска разгромили 52-ю стрелковую дивизию РККА в сражении под Шацком. В окрестностях Львова до 7 октября 1939 продолжалось сопротивление отдельной польской танковой роты (около 10 машин R-35/H-35), которая, не сумев уйти в Румынию, ожесточенно сражалась до последнего танка (исчерпав боеприпасы и топливо, экипаж уничтожил танк).

МосцицкийСкладковскийРюкерман17 сентября17 сентября17 сентября17 сентября17 сентября17 сентября

ВОЙНА НА ДВА ФРОНТА
Вторжение СССР резко ухудшило и без того катастрофическое положение польской армии. В новых условиях главная тяжесть сопротивления германским войскам выпадала на Центральный фронт Тадеуша Пискора. 17 - 26 сентября состоялись два сражения под Томашувом-Любельским - самые крупные в сентябрьской кампании после битвы на Бзуре. Задача состояла в том, чтобы силами армий “Краков” и “Люблин” под общим командованием Тадеуша Пискора (1-е сражение) и основными Северного фронта (2-е сражение) прорвать немецкий заслон в Раве-Русской, преграждающий путь на Львов (3 пехотные и 2 танковые дивизии 7-го армейского корпуса генерала Леонарда Векера). В ходе тяжелейших боев, которые вели 23-я и 55-я дивизии пехоты, а также Варшавская танко-моторизованная бригада полковника Стефана Ровецкого пробить немецкую оборону так и не удалось. Огромные потери понесли также 6-я дивизия пехоты и Краковская бригада кавалерии. 20 сентября 1939 года генерал Тадеуш Пискор объявил о капитуляции Центрального фронта. В плену оказались более 20 тысяч польских солдат (в том числе и сам Тадеуш Пискор).

Теперь главные силы вермахта сконцентрировались против польского Северного фронта, в состав которого на данный момент входили:

Армия “Модлин” генерала Эмиля Пшеджимирского (была полностью скована обороной Модлина)
39-я дивизия пехоты (резервная дивизия разгромленной армии “Люблин”)
Части ОГ “Вышкув”
1-я дивизия пехоты Легионов
41-я (резервная) дивизия пехоты
33-я дивизия пехоты (резерв отдельной ОГ “Нарев”)
Оперативная кавалерийская группа (генерал Владислав Андерс)
Новогрудская бригада кавалерии
Части Мазовецкой бригады кавалерии
Части Волынской бригады кавалерии
Части Пограничной бригады кавалерии
Комбиированная бригада кавалерии (полковник Адам Закшевский)

23 сентября началось новое сражение под Томашувом-Любельским. Северный фронт находился в трудной ситуации. С запада на него напирал 7-ой армейский корпус Леонарда Векера, а с востока - войска РККА. Части Южного фронта генерала Казимежа Соснковского в это время пытались пробиться к окруженному Львову, нанеся ряд поражений немецким войскам. Однако, в предместьях Львова они были остановлены вермахтом и понесли тяжелые потери. После известия о капитуляции Львова 22 сентября войска фронта получили приказ разделиться на небольшие группы и пробираться в Венгрию. Однако, далеко не всем группам удалось добраться до венгерской границы. Сам генерал Казимеж Соснковский был отрезан от основных частей фронта в районе Бжуховиц. В гражданской одежде он сумел пройти через территорию, занятую советскими войсками. Сначала до Львова, а затем, через Карпаты, в Венгрию. 23 сентября произошло одно последних конных сражений в ходе Второй мировой войны. 25-й полк Велькопольских уланов подполковника Богдана Стахлевского атаковал немецкую кавалерию в Краснобруде и захватил город.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ПРОДВИЖЕНИЕ РККА
20 сентября советские войска подавили последние очаги сопротивления в Вильно. Были взяты в плен около 10 тысяч польских военнослужащих. Утром танковые части Белорусского фронта (27-я танковая бригада 15-го танкового корпуса из состава 11-й армии) развернули наступление на Гродно и форсировали Неман. Несмотря на то, что в штурме принимали участие не менее 50 танков, с ходу взять город не удалось. Часть танков была уничтожена (защитники города широко применяли бутылки с зажигательной смесью), а остальные отошли обратно за Неман. Гродно защищали очень небольшие подразделения местного гарнизона. Все основные силы несколькими днями раньше вошли в состав 35-й дивизии пехоты и были переброшены на защиту Львова, осажденного немцами. К частям гарнизона присоединились добровольцы (в том числе харцеры).

Войска Украинского фронта начали подготовку к штурму Львова, намеченному на утро 21 сентября. Между тем, в осажденном городе прекратилась подача электроэнергии. К вечеру германские войска получили приказ Гитлера отойти от Львова на 10 км. Поскольку по соглашению город отходил к СССР. Немцы предприняли последнюю попытку изменить эту ситуацию. Командование вермахта вновь потребовало от поляков сдать город не позднее 10 часов 21 сентября: “Если сдадите Львов нам - останетесь в Европе, если сдадите большевикам - станете навсегда Азией”. В ночь на 21 сентября германские части, осаждавшие город, начали отход.  После переговоров с советским командованием генерал Владислав Лангнер принял решение о капитуляции Львова. Его поддержало большинство офицеров.

25 сентября в обстановке полной неразберихи и отсутствии информации к восточной границе (в район Бреста) прибыли несколько десятков военных эшелонов с людьми и вооружением. Все они оказались захвачены 29-ой танковой бригадой Семена Кривошеина. Всего 1030 польских офицеров, 1220 подофицеров и 34 тысячи солдат.

Сентябрьская кампания - Польские фильмыСентябрьская кампания - Польские фильмыСентябрьская кампания - Польские фильмы

ОБОРОНА ПОБЕРЕЖЬЯ
В соответствии с планом “Пекин” дивизион эсминцев польских ВМС (в составе кораблей “Гром”, “Блыскавица” и “Бужа” был отправлен в Англию еще до начала войны. К 1 сентября 1939 года на Балтике оставались только две подводные лодки - “Ожел” (сумевший уйти из Таллина после интернирования) и “Вилк”. Остальные крупные надводные суда эсминец “Вихер” и минный заградитель “Грыф” затонули после воздушных налетов люфтваффе в первые дни сентября. Тральщики “Мева” и “Рыбитва” принимали участие в боях до второй половины сентября. И, наконец, три оставшиеся подлодки “Семп”, “Рысь” и “Жбик” после окончания боев были интернированы в Швеции.

ОКОНЧАНИЕ СЕНТЯБРЬСКОЙ КАМПАНИИ
Конец сентября и начало октября явились завершением существования независимого польского государства. До 28 сентября оборонялась Варшава, до 29 сентября - Модлин. 2 октября завершилась оборона Хеля. Последними сложили оружие защитники Коцка - 6 октября 1939 года.

На этом закончилось вооруженное сопротивление регулярных частей Войска Польского на территории Польши. Для дальнейшей борьбы с Германией и ее союзниками были созданы вооруженные формирования, составленные из польских граждан:

* Польские вооруженные силы на Западе
* Армия Андерса (2-й Польский корпус)
* Польские вооруженные силы в СССР (1943 - 1944)

Сопротивление же германскому оккупационному режиму на территории вновь созданного Генерал-губернаторства осуществляло Польское подпольное государство.

ПОТЕРИ СТОРОН
Германия
В ходе кампании немцы по разным источникам потеряли 10-17 тысяч убитыми, 27-31 тысячу ранеными, 300-3500 человек пропавшими без вести.

Словацкая армия вела лишь бои регионального значения, в ходе которых не встретила серьезного сопротивления. Ее потери были невелики - 18 человек убитыми, 46 ранеными, 11 человек пропало без вести.

СССР
Боевые потери РККА во время польской кампании 1939 года, по данным российского историка Мельтюхова, составили 1 173 человека убитыми, 2 002 ранеными и 302 пропавшими без вести. В результате боевых действий потеряно также 17 танков, 6 самолетов, 6 орудий и минометов и 36 автомашин. По данным польских историков, Красная Армия потеряла убитыми около 2,5 тыс. солдат, 150 бронеавтомобилей и 20 самолётов

Польша
Согласно послевоенным исследованиям Бюро Военных потерь, в боях с вермахтом погибли более 66 тысяч польских военнослужащих (в том числе 2000 офицеров и 5 генералов). 133 тысячи были ранены, а 420 тысяч оказались в немецком плену.

Польские потери в боях с РККА точно не известны. Мельтюхов называет цифры в 3 500 убитых, 20 000 пропавших без вести и 454 700 пленных. По данным же польской Военной энциклопедии в советский плен попали 250 000 военнослужащих (большинство офицеров было вскоре расстреляно НКВД). Около 1 300 попали также в словацкий плен.

В 2005 году вышла книга польских военных историков Чеслава Гжеляка и Хенрика Станьчика, проводивших свои исследования - “Польская кампания 1939 года. Начало 2-й Мировой войны“. Согласно их данным, в боях с вермахтом погибли около 63 000 солдат и 3 300 офицеров, 133 700 были ранены. Около 400 000 попало в германский плен, и 230 000 в советский.

Около 80 000 польских военнослужащих сумели эвакуироваться в соседние нейтральные государства - Литву, Латвию и Эстонию (12 000), Румынию (32 000) и Венгрию (35 000)

Польские ВМС были уничтожены в ходе обороны Побережья (кроме 3 эсминцев и 2 подлодок). Удалось также эвакуировать в Румынию 119 самолетов.

МИФЫ СЕНТЯБРЬСКОЙ КАМПАНИИ
Война 1939 года за много лет обросла мифами и легендами, как затонувший корабль ракушками. Это явилось следствием гитлеровской пропаганды, фальсификации истории и отсутствием свободного доступа польских и зарубежных историков к архивным материалам во времена ПНР. Одну из решающих ролей в создании устойчивых мифов сыграли и некоторые произведения литературы и искусства

Польские кавалеристы в отчаянии бросались с саблями на танки
Пожалуй, самый популярный и живучий из всех мифов. Он возник сразу же после боя под Кроянтами, в котором 18-й полк Поморских уланов полковника Казимежа Масталежа атаковал 2-ой моторизованный батальон 76-ого моторизованного полка 20-ой моторизованной дивизии вермахта. Несмотря на поражение, поставленную задачу полк выполнил. Атака уланов внесла сумятицу в общий ход немецкого наступления, сбила его темп и дезорганизовала войска. Немцам понадобилось определенное время, чтобы возобновить свое продвижение. Они так и не сумели в этот день добраться до переправ. Кроме того, эта атака оказала на противника и определенное психологическое воздействие, о котором вспоминал Хайнц Гудериан:
Я направился обратно на командный пункт корпуса в Цан и прибыл туда при наступлении сумерек. Длинное шоссе было пусто. Нигде не было слышно ни одного выстрела. Каково же было мое удивление, когда вдруг меня окликнули непосредственно у самого Цана и я увидел несколько человек в шлемах. Это были люди из моего штаба. Они устанавливали противотанковую пушку на огневой позиции. На мой вопрос, зачем они это делают, я получил ответ, что польская кавалерия начала наступление и может появиться здесь каждую минуту…

Уже на следующий день итальянские корреспонденты, находившиеся в районе боевых действий, ссылаясь на свидетельства немецких солдат, написали о том, что “польские кавалеристы бросались с саблями на танки”. Некоторые “очевидцы” утверждали, что уланы рубили саблями танки, полагая, что они сделаны из бумаги. В 1941 году немцы сняли на эту тему пропагандистский фильм Kampfgeschwader Lützow. Не избежал пропагандистского штампа даже Анджей Вайда в своей “Лотне” 1958 года (картину раскритиковали ветераны войны).

Польская кавалерия сражалась в конном строю, но использовала тактику пехоты. На ее вооружении находились и пулеметы, и карабины 75 и 35 мм, противотанковые орудия “Бофорс”, небольшое количество зенитных орудий “Бофорс 40 мм”, а также небольшое количество противотанковых ружей “UR 1935″. Конечно, кавалеристы имели при себе сабли и пики, но это вооружение применялось только в конных сражениях. На протяжении всей сентябрьской кампании не было ни одного случая атаки польской кавалерией немецких танков. Следует, однако, заметить, что бывали моменты, когда кавалерия быстрым галопом мчалась в направлении атакующих ее танков. С одной единственной целью - как можно быстрее миновать их.

Польская авиация была уничтожена на земле в первые дни войны
В действительности перед самым началом войны почти вся авиация перебазировалась на небольшие замаскированные аэродромы. Немцам удалось уничтожить на земле лишь тренировочные и вспомогательные самолеты. В течение целых двух недель, уступая люфтваффе в численности и качестве машин, польская авиация наносила им чувствительные потери. После окончания боев многие польские летчики перебрались во Францию и Англию, где влились в летный состав ВВС союзников и продолжили войну (сбив уже в ходе Битвы за Англию немало немецких самолетов)

Польша не оказала должное сопротивление противнику и быстро сдалась
В действительности же вермахт, превосходя Войско Польское по всем основным военным показателям, получил сильный и совершенно незапланированный OKW отпор. Германская армия потеряла около 1 000 танков и бронемашин (почти 30% всего состава), 370 орудий,  свыше 10 000 военно-транспортных средств (около 6 000 машин и 5 500 мотоциклов).  Люфтваффе лишились свыше 700 самолетов (около 32% всего состава, участвующего в кампании).  Потери в живой силе составили 45 000 убитых и раненых. По личному признанию Гитлера пехота вермахта “…не оправдала возложенных на нее надежд”. Значительное количество немецкого вооружения получило такие повреждения, что ему требовался капитальный ремонт. А интенсивность боевых действий была такова, что боеприпасов и прочей амуниции хватило лишь на две недели.

По времени Польская кампания оказалась всего на неделю короче Французской. Хотя силы англо-французской коалиции значительно превосходили Войско Польское как по численности, так и по вооружению. Причем, непредвиденная задержка вермахта в Польше позволила союзникам более серьезно подготовиться к германскому нападению.

Победа вермахта была обусловлена стратегией блицкрига
На самом же деле командованию OKW пришлось дважды вносить коррективы в план “Вайс”. А 12 сентября 1939 концепция блицкрига была аннулирована. Все дальнейшие боевые операции германских войск проводились классическими методами. И успех их во многом определился вторжением СССР 17 сентября. Причинами поражения Войска Польского являлись и несомненное военное превосходство вермахта. А также невмешательство Англии с Францией, на помощи которых была построена вся оборонительная стратегия Войска Польского. Кроме того, сыграло свою роль и исключительно невыгодное стратегическое положение Польши, обусловленное одновременным нападением с юга (из Словакии) и с севера (из Восточной Пруссии). При этом уже в первый день войны все населенные пункты страны оказались в пределах досягаемости германской авиации.

ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ В ХОДЕ СЕНТЯБРЬСКОЙ КАМПАНИИ
В течение сентября - октября 1939 года вермахт и РККА совершили огромное число военных преступлений.

Вермахт
Среди преступлений вермахта осуждение и расстрел защитников здания польского почтового ведомства в Гданьске, многочисленные акции против военнопленных и гражданского населения (включая еврейское), уничтожение целых населенных пунктов (особенно, на территории Велькопольского воеводства). Особое место в списке военных преступлений вермахта занимают казни гражданского населения в Быдгощи, совершенные в отместку за события 3-5 сентября. Всего же в течение 55 дней, с 1 сентября по 26 октября 1939 года (27 октября вся власть на оккупированной территории перешла к гражданской германской администрации) вермахт совершил 311 массовых казней польских военнослужащих и гражданских лиц.  Кроме того, в этот период различные германские структуры с ведома военного командования провели 764 казни, в которых погибли 24 тысячи польских граждан.

РККА
Немалые преступления совершили и части Красной Армии. В основном, действия красноармейцев были направлены на т.н. “классово чуждые элементы”. То-есть, на представителей польского офицерства и полиции, интеллигенции, буржуазии (как правило, среднего класса) и землевладельцев. Всего, по общим оценкам, было убито около 2500 военнослужащих и полицейских, а также несколько сот гражданских лиц. Среди главных преступлений РККА - расправа над защитниками Вильно, Гродно, убийство генерала Юзефа Ольшины-Вильчинского, а также т.н. “Рогатинская резня”.

АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЙСКА ПОЛЬСКОГО В СЕНТЯБРЬСКОЙ КАМПАНИИ 1939 ГОДА
Первым значительным анализом Польской кампании стала трехтомная работа полковника Мариана Порвита (возглавлявшего в сентябре 1939 года оборону Варшавы) “Комментарии польских оборонительных действий в сентябре 1939” (1951 - 1962). Из которой следовало, что ходе войны допущены серьезные ошибки и просчеты, сыгравшие немалую роль в поражении страны. Политические, стратегические и тактические. Причем, как главного командования в целом, так и персональные, лежащие на совести отдельных военачальников:

* Автор указывает и на преждевременное (6 сентября) оставление Главным штабом Варшавы, что привело к дезорганизации войск в условиях максимальной централизации военного командования. Тем более, что в подвалах Министерства по военным делам (обороны) имелся хорошо оборудованный командный пункт с современными средствами связи.

* Также и некоторые генералы оставили вверенные им войска, что можно расценить как дезертирство. Стефан Домб-Бернацкий (дважды - как командующий армией “Прусы” и Северным фронтом), Казимеж Фабрицы (армия “Карпаты”), Юлиуш Руммель (армия “Лодзь”), Владислав Боньча-Уздовский (28-я дивизия пехоты), а также полковник Эдвард Доян-Суровка (покинул свою 2-ю дивизию пехоты в момент нервного срыва). Никаких решений по действиям данных командиров главнокомандующим принято не было

* Отсутствие четкой реакции на вторжение РККА и разведывательный просчет в оценке военно-политической ситуации в целом.

* Моральный надлом некоторых командиров, имеющий катастрофические последствия. Генерал Мечислав Борута-Спехович, командующий ОГ “Борута” на завершающей стадии кампании преждевременно распустил свой штаб, что привело сначала к разгрому 21-й дивизии пехоты, а затем и всей группы.

* Преждевременная сдача Львова Красной Армии, несмотря на имеющиеся силы и снаряжение

* Захват абвером оставшихся в Варшаве оперативных секретных документов 2-го отдела Главного штаба (разведка и контрразведка), не уничтоженных в результате преступной халатности.

* Допущены были также серьезные просчеты в снабжении армии, а также ВМС при защите Побережья.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 голосов, средний: 3.5 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Внимание!  Перепечатывание текстового материала разрешено автором, при условии размещения прямой ссылки на источник!
Ссылка: <a href="http://www.polskifilm.ru">Польский Фильм</a>

Комментарии »

  • Алекссей | 15.7.2009 в 6:45

    Я где-то читал, что немцы потеряли в период Польской кампании ок. 380 самолетов, поляки - ок. 420. При этом почти половина польских самолетов была уничтожена на земле, а немцы почти все самолеты потеряли в воздушных боях. И из этого следует, что потери немцев почти в 2 раза выше, чем потери поляков. Учитывая, что PZL P-11 почти безнадежно уступал “мессеру” по скорости, броне и оружию, то смело можно говорить о высокой подготовке и мужестве польских пилотов

  • Tweed (author) | 19.7.2009 в 16:59

    “При этом почти половина польских самолетов была уничтожена на земле”

    Это один из мифов (см.выше)

  • kinster | 4.8.2009 в 23:10

    “…то смело можно говорить о высокой подготовке и мужестве польских пилотов…”
    - а может о точности зенитчиков?

  • Александр | 6.8.2009 в 17:29

    Мужество польских солдат и офицеров неоспоримо. если-бы все поляки дрались как Волынская кавалерийская бригада и 10-я бронекавалерийская бригада Мачека, потери немцев были-бы на порядок выше. Нех жие Польска!

  • сергей | 23.9.2009 в 13:15

    почему не сказано ничего в материале о участии Польши в разделе Чехословакии? о активной дружбе с Гитлером направленной против СССР?

  • Tweed (author) | 4.10.2009 в 14:05

    О каком “участии” Польши в разделе Чехословакии вы речь ведете? Поляки вернули себе свою, польскую часть Тешина, силой захваченную Чехословакией в 1920 году. Замечу, что в отличие от страшных событий 1920 года, возврат Тешина прошел бескровно. Не совсем этично? Использовали тяжелую для Чехословакии ситуацию? Да, несомненно. Но ведь и Чехословаки использовали ее таким же образом, когда Польша воевала с большевиками. Так что не надо нам тут впаривать. Всю эту тешинскую чушь придумали в России, чтобы хоть чем-нибудь ответить на обвинение в агрессии 17 сентября. Хотя какое отношение Тешин имеет к России, не очень понятно. В любом случае, этот пограничный конфликт находится в сфере лишь двух государств - Польши и Чехии. А знаете, почему чехи никаких претензий не предъявляют? Да потому что их братья-словаки участвовали в агрессии против Польши вместе с Гитлером и именно там, в Тешине совершили кучу преступлений.

    “о активной дружбе с Гитлером направленной против СССР?”

    И в чем она выражалась эта “дружба”? В подписании секретных протоколов против СССР? Или, может, в совместной агрессии против него же? Вашу страну обвиняют не в “дружбе”, а в конкретных ДЕЙСТВИЯХ, которые выразились в уничтожении польского государства и развязывании 2-ой Мировой войны. А дружбу к делу не пришьешь…

  • Kamilla | 18.10.2009 в 7:16

    Всё, что тут написано про ” СЕНТЯБРЬСКСую КАМПАНИю” вомногом совпадает с рассказами моего деда и отца. Также знаю про Катынь и Варшавское повстание.
    Но как-то странно повернулась история. Сегодняшние отношения правителей России и Германии, можно назвать дружескими. А вот России и Польши, мягко говоря, сложными. Почему так получилось?
    Может от незнания истории? или от того, что правительство России не владеет польским языком, зато перфект может общаться на немецком?
    Когда мне было 14-16 лет, дедуля (мамин отец) сказал: современем ненависть россиян к немцам пройдёт, как прошла неприязнь к французам. Оказался пророком! недоконца. один тапор закопали-другой вытащили.
    Кому это надо? мы же словяне: русские, поляки, чехи, словаки, … . Что делить? Почему св. Отца- Яана Павла 2- не пустили в Россию? он что террорист был?
    Как-то всё глупо в политике и запутано.

  • Олег | 5.12.2009 в 14:55

    А почему ничего не сказано о преступлениях польской стороны?
    Кроме того, следуя логике автора касательно участия Польши в разделе Чехословакии, можно смело утверждать, что в 1939-м Германия всего-лишь возвращала себе захваченные после 1-й войны территории.

  • игорь | 24.12.2009 в 19:40

    статья в общих чертах не плохая наконец можно прочитать здравые рассуждения о польской кавалерии
    насчет катыни это была отместка за массовый геноцид красноармейцев в польском плену 1920-1925 годах
    наш нквд действовал по принципу око за око зуб за зуб

  • =ZERG= | 26.2.2010 в 20:02

    Очень познавательный матераил. Возможно лучший в нете.
    Подскажите где искать информацию про аэродромы польских ВВС в “Польскую кампанию”.

  • Tweed (author) | 27.2.2010 в 17:30

    Только на польских сайтах.

  • Дамир | 7.4.2010 в 18:38

    Любопытно..больше трех миллионов человек в “войне”, потери Германии 15 тыс, СССР 1,7 тыс, Польша 65 тыс. убитыми 650 тыс пленными за месяц боев. Странноватое соотношение. Не находите?

  • Tweed (author) | 8.4.2010 в 14:15

    Чем именно “странноватое”? Тем, что у агрессоров потери меньше?

  • Светлана | 15.4.2010 в 11:59

    В свете последних событий (гибель Л.Качиньского, президента Польши) пришлось заинтересоваться историей отношений между Польшей и Россией. Статья очень познавательная и объективная, на мой взгляд. Особенно “умиляют” цитаты Сталина и разглагольствования о предлоге войны с Польшей 1939 года. И еще полностью согласна, что революция по-русски это и было начало зарождения фашизма, наша идея…Так что никого мы от него не спасли, он к нам же и вернулся, на нашу родину.

  • Илья | 25.5.2010 в 10:50

    Товарищи поляки и русские! Хватит уже вспоминать кто, кого и при каких подлых обстоятельствах зарезал. К счастью, в войнах и вражде однозначно правых и виноватых не бывает. Русским и полякам больше нечего делить(империи и тех и других приказали долго жить), осталось только сближаться и в культурном и в экономическом смысле, ведь действительно - мы славяне. Статья, действительно, очень интересная.Генералы польской армии, правительство показали себя трусами и предателями, польские же солдаты сдерживали махину вермахта и РККА как могли, вечная им память. достойные вояки.

  • Илья | 25.5.2010 в 11:41

    Дамиру - соотношение потерь ссср и германии во второй мировой - тоже весьма веселенькое. Особенно если не брать на веру официальные цифры, которые кстати, весьма велики. До сих пор между историками идут баталии, сколько же никем не считанных солдат лежит от Волги и до Берлина.

  • Tweed (author) | 29.5.2010 в 1:31

    Илья, не следует обобщать насчет “трусости и предательства генералов”. Да, многие растерялись тогда. Не забывайте, что польские стратеги (да и никто в мире) даже предположить не мог, что это за штука такая - блицкриг. И какой мощный удар нанесет вермахт. Польская военная доктрина предусматривала оборону лишь до вмешательства союзников, Англии и Франции. А те бросили поляков на произвол судьбы. Но было много высших офицеров, которые показали пример того, как можно и нужно воевать с таким сильным противником. И самый яркий из них - это Тадеуш Кутшеба …

  • павел | 12.11.2010 в 11:21

    дед моей жены жил в зап.белоруссии, до войны служил в польской армии.в полку большинство солдпт бвли белорусы. Офмцеры-поляки называли их русскими большевиками. оружие было только у офицеров. на фронт их отправили без винтовок. Офицеры боялись солдат больше чем немцев. Солдат в караул не посылали, боялись дать оружие. Ы караул ходили обфицеры и немногочисленные солдаты-поляки. Дед говорил что они были не против воевать, но ружей им не дали и офицеры разбежались не доезжая до фронта. Потом и белорусы по домам разошлись. И зачем польше были нужны свои восточные земли? дед от польши в 90х крест получил бронзовый и военную пенсию. Лично я ему верю. Он готов был польшу любить, только она его боялась и ненавидела

  • Sergiusz | 8.2.2011 в 19:21

    Szkoda slow i czasu by dyskutowac,kazdy ma swoja prawde i razcje…Czy to z pozycji sily czy slabosci II-ej RP…

    Rodacy pozdrawiam!!!

  • konstantin010 | 7.7.2011 в 9:57

    о многом можно поспорить с Tweed ,и о катыни ,и о пакте молотова-риббентропа,и о оккупации Вильно,привести примеры
    о действиях банд Булак-Балаховича,Бандеры,отрядов NSZ.
    Но я напомню лишь слова Пилсудского(на мой взгляд ярчайшего
    польского политика ,с которым некого сравнить даже сейчас-несмотря его нелюбовь к России)а он сказал так:”Польшу погубит шляхта”
    Что вообщем-то и произошло в 1939.

  • ТИМ КРАСС | 23.7.2011 в 10:03

    Материал понравился.
    Польский взгляд на начало 2-й Мировой войны тоже имеет право на существование.
    В статье опущены эпизоды присоединения Тешина в 1938 году, силезские восстания в 1920-х, когда результаты плебисцита показывали, что территория хотела остаться в составе Германии, а славные польские гусары наездами эту территорию “оттяпали”, что украинские националисты из ОУН возникли как ответ на процесс ополячивания, а уж затем переключились на борьбу с советизацией. В Катыни расстреливали поляков и советские органы и немцы (в своих мемуарах Черчилль намекает, что русские могли на Нюрнбергском процессе не списали расстрелы в Катыни на немцев).
    Ладно, автор преследовал иную цель, которую в целом он и достиг. За что автору стоит сказать спасибо, но внизу ОБЯЗАТЕЛЬНО указать, что мнение автора может не совпадать с мнением иных историков и их почитателей.

  • Люсьен | 23.8.2011 в 13:55

    У меня сердце разрывается- бедные поляки, что они притерпели. Мой дед тоже воевал в польской армии в те времена, рассказывал мало, был два раза в плену в Австрии, потом в Восточной Пруссии, с того времени остался здесь жить, сменив национальность на литовскую (говорил, так надо было тогда…) здесь и умер в преклонном возрасте. Царство небесное все погибшим. Я прекрасно понимаю поляков, да еще недавние катынские события….

  • Алексей | 17.9.2011 в 8:06

    Надо было Сталину после окончания Второй Мировой войны оставить западную границу СССР в пределах той,что была по состоянию на 22 июня 1941 года.Это было бы справедливо…

  • Катуковец | 23.9.2011 в 10:43

    Материал отличный но уж очень ополяченный что ли!
    О каких 1000 танков потерянных вермахтом может идти речь?
    Какие 700 самолетов и 10 000 машин?
    Вы хаите совков за мифы брежневской истории ВОВ а тут впаиваете новые мифы?
    Цифры потерь вермахта безвозвратно и подбитыми ( с ремонтом есть)около 600 машин 200 единичек ( около 100 безвозврат) 259 двушек ( 83 безвозврат) 11 35т (3 безвозврат)30 38т (7 безвозврат) 26 трешек ( не известно) 76 четверок (19 безвозврат) исправьте это не говорит что поляки сражались плохо просто лишний раз идиоты не назовут брехунами.

  • Юрий | 10.11.2011 в 17:42

    На внутреннем форуме, где я выложил текст, предложили вот такой расчет:
    «- самолётов 700 это всех типов включая и бомберы, поэтому грубо умножим на 1,5 = примерно 1000
    - 6000 машин, пусть половина водителей убита 6000х0,5= 3000
    - 5 500 мотоциклов экипаж 3 чел. пусть половина погибла, 5500х1,5= примерно 7700
    - 1000 танков экипаж 4 чел., 1000х2= 2000
    Итого по прикидкам на технике погибло - примерно 13 700 чел.
    Всего потери вермахта в Польше примерно 16 000 человек, т.е. на просто пехоту и артиллерию приходиться около 3 тыс.».

    Далее, по битве на Бзуре, вы пишите, что «Немцы потеряли практически всю 30-ю пехотную дивизию».

    Мне ответили: «Дивизии разных войн отличались количеством личного состава, общая численность которого колебалась от 15тыс до 18тыс, а так же количеством вооружения.
    Поэтому я и спросил, зная потери немцев в Польше и примерное количество л/с в пехотной дивизии вермахта - о том, что все немцы, получается, погибли, если верить автору, в одном месте…».

    Вот такой разбор…

    А вообще за материалы спасибо! Давно искал.

  • Константин | 21.11.2011 в 19:29

    Спасибо за статью, пусть неоднозначную - как и всё в истории Второй мировой. Приходится согласиться с тем, что каждая из множества сторон учитывала лишь собственные интересы; у каждой из стран - у Польши, Чехословакии, Литвы, Финляндии, не говоря уже о Советах и Германии - имелись свои претензии и обиды…
    На 7-м шоссе у Млавы стоит памятник - бронзовый солдат с винтовкой кидается в атаку. Герой был тот солдат. Давайте помнить о героях.

  • Рома | 24.11.2011 в 18:08

    Если кто-нибудь владеет информацией о действиях и судьбе кавалеристов 2-го полка рокитнянских шволежеров (Поморская кавалерийская бригада)в начале войны 1939 г. - напишите, пожалуйста. Куда, в какой концлагерь немцы отправляли пленных кавалеристов, где их содержали?

  • Владимир | 22.12.2011 в 19:27

    Кто может что-либо сказать об участии 139-й стр. дивизии в составе 3-го с.к. 3-й армии в боях после 15 сентября 1939 года на территории Польши (боевой путь,потери, командир)?

  • Наталья | 22.12.2015 в 10:47

    Может кому пригодится информация (рассказ моего Дедушки) Служил он в 8 полку легкой артиллерии под Плоцком (около Варшавы)В этом полку было много солдат из Новогрудка. Когда началась война, их куда-то перебрасывали, и их полк наткнулся на немецкую дивизию. Многие погибли, остальных взяли в плен. Пленных построили в шеренгу, вывели их молодого лейтенанта и расстреляли. У немцев писарь был из Новогрудка, он многим пленным помог сделать какие-то документы, и немцы по этим документам польских солдат отпустили домой(но не всех) Шли только по ночам, а днем прятались (уже от советов). До Новогрудка дошли только 3 человека, остальных убили советы.

Оставить комментарий
Пожалуйста, оставляйте комментарии по существу. Не тратьте время на оффтопы и спам.

Новое Комментируйте также в соцсети "Вконтакте"