Мобильная версия Главная Польские фильмы
Читай и смотри онлайн.
Польские хроники
Материалы по истории Польши
Мировой кинематограф
Читай и смотри онлайн
Твидеска
Все, что создано автором на самые разные темы.
Главная » Польские хроники » Сентябрьская кампания 1939 года

Военные преступления Германии и СССР, совершенные в ходе Сентябрьской кампании 1939 года

by Tweed|5.7.2010 |
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 голосов, средний: 3.67 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
| Увеличить текст: A+ A-

Вермахт и РККАВЕРМАХТ
В течение 55 дней, с 1 сентября по 26 октября 1939 года (когда вся власть на оккупированной территории перешла к гражданской германской администрации) вермахт совершил 311 массовых казней польских военнослужащих и гражданских лиц. Кроме того, в этот период различные германские структуры с ведома военного командования провели 764 казни, в которых погибли 24 тысячи польских граждан. Самым громким из преступлений вермахта является расстрел польских военнопленных в Цепелюве. 8 сентября 1939 года солдаты 15-го моторизованного пехотного полка расстреляли 300 польских военнопленных из 74-го полка пехоты. Такое же преступление произошло в Щлядове, где погибли более 300 польских граждан (в том числе 150 военнопленных). В Замбруве немцы расстреляли 200 пленных польских солдат. 17 сентября 100 пленных были расстреляны в Тересполе. А 23 сентября также 100 - в Тшебини. 28 сентября в Закрочиме расстреляны 500 человек (в том числе 400 военнопленных). В Урыче немецкие солдаты сожгли живьем около 73 пленных. Солдаты вермахта участвовали в преступлениях и других германских структур - Айнзатцгрупп, Selbstschutz, вооруженных отрядов Фольксдойч. Так, по занятии Быдгоща они учинили совместные массовые расправы над гражданским населением в отместку за события 3 - 5 сентября

Преступления вермахта в Велькопольском воеводстве
Массовые убийства польских граждан за участие в обороне, неподчинение приказам оккупационных властей прошли на территории Велькопольского воеводства.

Тоженец
1-2 сентября 1939 года у деревни Тоженец Велькопольского воеводства подразделения вермахта открыли огонь по своим же (вероятно, в результате недоразумения). Всю вину за происшедшее германское командование возложило на проживающих неподалеку поляков. Заняв деревню, немцы подождали до ночи, а затем стали поджигать дома из огнеметов. Когда жители деревни в панике начали выбегать из домов, солдаты принялись их расстреливать. Один из солдат выстрелил в упор в женщину, выносящую на руках двухлетнего ребенка, и убил обоих. Несколько семей погибли в огне. Утром солдаты арестовали всех взрослых мужчин, и публично расстреляли каждого второго. Всего же погибли 37 человек. На следующий день в этой же деревне состоялась массовая казнь польских военнопленных.

Примерно то же самое немцы совершили и в деревне Вышанув, где погибли женщины с детьми и трое военнопленных. Рядом, в Поджамче солдаты расстреляли 20 человек. В деревне Мочники были расстреляны и заколоты штыками 18 человек. И еще во многих велькопольских деревнях имели место подобные преступления вермахта.

4 сентября в Злочеве серадзкого повята немцы сожгли 240 домов и расстреляли около 200 человек (в том числе стариков, женщин и детей). Также был убит захваченный польский солдат.

3 - 5 сентября в гмине Невеш солдаты расстреляли 300 человек из окрестных деревень, в отместку за упорное сопротивление вермахту и понесенные при этом потери. Так же, как месть за оборону Клецко и Гнезно, где 9 - 10 сентября было убито 300 человек. И еще 117 в Могильно.

Главными военными преступниками, ответственными за злодеяния вермахта в Велькопольском воеводстве, являлись генералы Йоханнес фон Бласковиц (8-я армия) и Гюнтер фон Клюге (4-я армия)

В общей сложности в ходе Польской кампании 1939 года немцы спалили 434 деревни. В большинстве случаев подобные акции в деревнях проводились одновременно с казнями местных жителей. Значительная часть военных преступлений падает и на люфтваффе. С самого первого дня германские самолеты атаковали гражданские объекты (включая и медицинские учреждения), а также колонны беженцев на дорогах. Многочисленные акции против мирного населения совершили подразделения Фрайкорпс, Ortswehr и Werkswehr в Силезии. Где в период 4 - 30 сентября было убито около 1023 человек.

РККА
Сразу же после вторжения в Польшу 17 сентября 1939 года…Красная армия совершила ряд насилий, убийств, грабежей и других беззаконий, как по отношению к захваченным в плен частям, так и по отношению к гражданскому населению” (Юзеф Мацкевич. “Катынь”). Всего, по общим оценкам, было убито около 2500 военнослужащих и полицейских, а также несколько сот гражданских лиц. Одновременно командиры РККА призывали народ “бить офицеров и генералов” (из обращения командарма Семена Тимошенко).
Польские военнослужащие, сумевшие оказаться на Западе, дали показания сотрудникам британской военной контрразведки. Эти показания были тщательно запротоколированы и ныне представляют собой огромный архив.

Самые тяжкие военные преступления РККА имели место в Рогатине, где были зверски убиты военнопленные вместе с гражданским населением (т.н. “Рогатинская резня”)
“…Террор и убийства приняли огромные размеры в Гродно, где были убиты 130 школьников и подхорунжих, добивались на месте раненые оборонцы. 12-летнего Тадзика Ясинского привязали к танку и протащили по мостовой. После занятия Гродно начались репрессии; арестованных расстреливали на Собачьей Горе и в роще “Секрет”. На площади под Фарой лежала стена трупов…” (Юлиан Седлецкий. “Судьбы поляков в СССР в 1939 - 1986“)

Из книги Юзефа Мацкевича “Катынь“:
“Когда нас взяли в плен, нам приказали поднять руки вверх и так гнали нас бегом два километра. При обыске нас догола раздели, хватая все, представляющее собой какую-либо ценность… после чего погнали за 30 км, без отдыха и воды. Кто был слабее и не поспевал, получал удар прикладом, падал на землю, и, если не мог встать, его прикалывали штыком. Я видел четыре таких случая. Точно помню, что капитана Кшеминского из Варшавы несколько раз пихнули штыком, а когда он свалился, другой советский солдат выстрелил ему два раза в голову…” (из показаний солдата КОП)

“В конце сентября 1939 г. часть польской армии вступила в бой с советским подразделением в окрестности Вильно. Большевики послали парламентеров с предложением сложить оружие, гарантируя взамен свободу и возвращение по домам. Командир польской части поверил этим заверениям и приказал сложить оружие. Весь отряд сразу окружили, и началась ликвидация офицеров…” (из показаний польского военнослужащего)

“Я сам был свидетелем взятия Тернополя. Я видел, как советские солдаты охотились на польских офицеров. Например, один из двух проходящих мимо меня солдат, оставив своего товарища, бросился в противоположном направлении, а на вопрос, куда спешит, ответил: “Сейчас вернусь, только убью того буржуя”, - и указал на человека в офицерской шинели без знаков различия…” (из показаний польского военнослужащего по преступлениям РККА в Тернополе)

“Советские войска вошли около четырех часов дня и сразу приступили к жестокой резне и зверским издевательствам над жертвами. Убивали не только полицейских и военных, но и так называемых “буржуев”, в том числе женщин и детей. Тем военным, которые избежали смерти и которых только разоружили, было приказано лечь на мокром лугу за городом. Там лежало около 800 человек. Пулеметы были установлены таким образом, что могли стрелять низко над землей. Кто поднимал голову, погибал. Так продержали их всю ночь. На следующий день их погнали в Станиславов, а оттуда в глубь Советской России…” (из показаний по “Рогатинской резне”)

“22 сентября во время боев за Гродно около 10 часов командир взвода связи младший лейтенант Дубовик получил приказ отконвоировать 80-90 пленных в тыл. Отойдя на 1,5-2 км от города, Дубовик устроил допрос пленных с целью выявить офицеров и лиц, принимавших участие в убийстве большевиков. Обещая отпустить пленных, он добивался признаний и расстрелял 29 человек. Остальные пленные были возвращены в Гродно. Об этом было известно командованию 101-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии, но никаких мер в отношении Дубовика принято не было. Более того, командир 3-го батальона старший лейтенант Толочко отдал прямой приказ о расстреле офицеров…”

Часто польские подразделения сдавались, поддавшись на обещания свободы, которую им гарантировали командиры РККА. На деле данные обещания никогда не выполнялись. Как, например, в Полесье, где из 120 офицеров часть расстреляли, а остальных отправили в глубь СССР.

22 сентября 1939 года командующий обороной Львова генерал Владислав Лангнер подписал акт о капитуляции, предусматривающий беспрепятственное прохождение воинских и полицейских подразделений к румынской границе сразу же после того, как они сложат оружие. Договоренность эта была нарушена советской стороной. Все польские военнослужащие и полицейские были арестованы и вывезены в СССР.

Так же точно командование РККА поступило с защитниками Бреста. Причем, все захваченные пограничники 135-го полка КОП были расстреляны на месте.

Одно из самых тяжких военных преступлений РККА было совершено в Великих Мостах на территории Школы подофицеров государственной полиции. В то время в этой самой крупной и современной полицейском учебном заведении Польши находились около 1000 кадетов. Комендант Школы инспектор Витольд Дунин-Вонсович собрал кадетов и преподавателей на плацу и отдал рапорт прибывшему офицеру НКВД. После чего последний приказал открыть огонь из пулеметов. Погибли все, включая коменданта (Кристина Балицка “Уничтожение польской полиции”)

ОльшинаРасправа над генералом Ольшиной-Вильчинским
11 сентября 2002 года Институт Национальной памяти приступил к расследованию обстоятельств трагической гибели генерала Юзефа Ольшины-Вильчинского и капитана Мечислава Стшемеского (акт S 6/02/Zk). В ходе запросов в польских и советских архивах было установлено следующее:

“22 сентября 1939 года бывший командующий оперативной группой “Гродно” генерал Юзеф Ольшина-Вильчинский, его жена Альфреда, адъютант капитан артиллерии Мечислав Стшемеский, водитель и его помощник оказались в городке Сопоцкин под Гродно. Здесь они были остановлены экипажами двух танков РККА. Танкисты приказали всем покинуть автомобиль. Жену генерала отвели в находящийся поблизости сарай, где уже находилось более десятка других лиц. После чего оба польских офицера были расстреляны на месте. Из находящихся в Центральном Военном архиве в Варшаве ксерокопий советских архивных материалов следует, что 22 сентября 1939 года в районе Сопоцкина моторизованный отряд 2-й танковой бригады 15-го танкового корпуса вступил в бой с польскими войсками. Корпус входил в состав Дзержинской конно-механизированной группы Белорусского фронта, которой командовал комкор Иван Болдин…”

Следствием были названы лица, несущие прямую ответственность за данное преступление. Это командир моторизованного отряда майор Федор Чувакин и комиссар Поликарп Григоренко. Имеются также показания свидетелей убийства польских офицеров - жены генерала Альфреды Станишевской, водителя автомобиля и его помощника, а также местных жителей. 26 сентября 2003 вВоенную прокуратуру РФ была подана просьба о содействии в следствии по факту убийства генерала Ольшины-Вильчинского и капитана Мечислава Стшемеского (как преступления, не имеющего срока давности в соответствии с Гаагской конвенцией от 18 октября 1907 года. В ответе Военной прокуратуры польской стороне было заявлено, что в данном случае речь идет не о военном преступлении, а о преступлении по общему праву, срок давности которого уже истек. Доводы прокуратуры были отвергнуты, как имеющие своей единственной целью прекращение польского расследования. Тем не менее, отказ Военной прокуратуры от сотрудничества сделал дальнейшее расследование бессмысленным. 18 мая 2004 года оно было прекращено.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 голосов, средний: 3.67 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Внимание!  Перепечатывание текстового материала разрешено автором, при условии размещения прямой ссылки на источник!
Ссылка: <a href="http://www.polskifilm.ru">Польский Фильм</a>
Оставить комментарий
Пожалуйста, оставляйте комментарии по существу. Не тратьте время на оффтопы и спам.

Новое Комментируйте также в соцсети "Вконтакте"