Когда смотришь фильм «Мирное лето 1921 года» из сериала «Государственная граница«, так сердце прямь кровью обливается, глядя на происки врагов большевистской России. Мерзкие полячишки только и делают, что постоянно нарушают мирный труд, мирный сон и мирный секс советских людей (насчет секса, правда, врать не буду, я не очень уверен). А между тем еще с 1918 года, т.е. сразу же с момента провозглашения 2-ой Речи Посполитой большевики развернули против соседнего государства самый настоящий террор, который после их поражения в 1920 году значительно усилился.

Только с апреля 1921 года и до конца 1924 с территории России на польские пограничные пункты было совершено 260 нападений. Террористическая деятельность против Польши координировалась созданным в 1922 в Москве Закордонным отделом ГПУ (Закордотом). «Мирным летом 1924 года» группы Закордота совершили нападение на Столпце, в ходе которого они уничтожили городское управление полиции, ж/д станцию, почтовое отделение, убив при этом почти всех, кто там находился. Многих поляков угнали на территорию СССР. В первой половине 1923 года в Польше прошла волна террористических актов, совершенных как самими агентами Закордота, так и их пособниками среди польских коммунистов. Во многих случаях истинных виновников найти не удалось.

В субботу, 13 октября 1923 года, в 9 часов утра в варшавской Цитадели,  на складе, где хранились огромные запасы произведенного в Италии бездымного пороха для тяжелой артиллерии, произошел мощный взрыв. Все здания в Цитадели и прилегающих районах были повреждены. Пороховой склад находился у внешней стены Цитадели, возле 10-го павильона, в котором в то время проживали семьи военнослужащих.  В 9 часов утра здесь, в основном, находились женщины и дети. На месте взрыва образовалась воронка глубиной несколько метров – можно себе представить, какой силы была ударная волна.

В связи с тем, что каменное здание порохового склада  было встроено в землю и окружено земляной насыпью, основная сила взрыва была направлена ​​вверх. Взрыв, к счастью,  не сдетонировал  сотни тонн артиллерийских снарядов, расположенных по соседству в форте боеприпасов. Другие здания Цитадели также были разрушены. Наружная стена 10-го павильона развалилась, а его крыша и большая часть внутренних стен – рухнули. Склад металлических запчастей, расположенный рядом с пороховым,  просто исчез. Швейная мастерская и склад обмундирования  были в руинах. Ворота цитадели, ведущие к Висле, рухнули. Здания конюшни, каретного двора и кухни также были разрушены.

Взрыв ощущался по всей Варшаве, а также во многих других местах.  На  Жолибоже взрывной волной разрушило десятки домов. Во многих зданиях Старого города разбитые оконные стекла разлетались на улицу, травмируя пешеходов и вызывая панику. После взрыва над Цитаделью появился большой дымный гриб, который позволил варшавским пожарным правильно определить место происшествия, поскольку первоначально предполагалось, что произошел взрыв на металлургическом заводе  «Вулкан» в Праге.  Армия, жандармерия и пожарные немедленно прибыли на место катастрофы, но первых жертв взрыва извлекли только к 11 часам. Общее число погибших составило 28 человек (в том числе 2 военных).  89 человек получили ранения.  Погибшие были похоронены на Военном кладбище в Повонзках (захоронение 18). На следующий день в Варшаву стали поступать соболезнования из разных частей Польши и Европы. В том числе из Ватикана от папы Пия XI,  бывшего нунция в Польше.

Первые подозрения пали на украинских коммунистов и националистов, но арест более 200 человек в одной Варшаве и нескольких десятков в других частях страны не принес желаемых результатов. Несколькими месяцами ранее министр внутренних дел Владислав Керник заявил в сейме, что была обнаружена шпионская диверсионная коммунистическая организация, направляемая из-за границы и предназначенная для нападений на железнодорожные и военные объекты. В результате показаний Юзефа Цеховского , члена коммунистической террористической сети, который пошел на сотрудничество с полицией,  в подготовке переворота были обвинены двое военных —  поручик  Валеры Багинский из Центрального управления вооружений в Варшаве и подпоручик Антони Вечоркевич , сапер.  С начала августа они были заключены в тюрьму на ул. Дзельна, хотя единственным доказательством их деятельности было пение «Красного знамени» во время взрыва (известная песня швейцарских анархистов, которую польские коммунисты сделали своим гимном).  Багинский также неоднократно заявлял, что он взорвет Цитадель, если пожелает. Оба они являлись членами компартии Польши. Несмотря на слабость доказательной базы, военный суд приговорил обоих к смертной казни. Приговор по делу Багинского и Вечоркевича вызвал волну критики, напиравшей на недостаточность улик. В результате чего президент Станислав Войцеховский заменил смертный приговор на пожизненное заключение.

В декабре 1923 года было сформировано новое правительство Владислава Грабского , которое заключило с СССР соглашение об обмене осужденных на  двух поляков, заключенных в тюрьму по политическим мотивам — польского консула в Грузии и священника, члена комиссии по возврату собственности. 29 марта 1925 года заключенные должны были быть обменены на пограничной станции Колосово, недалеко от вышеупомянутого города Столпце . Когда поезд прибыл на станцию,  Багинский и Вечоркевич были застрелены из револьвера одним из конвоиров, 29-летним Юзефом Мурашко, известным своими крайне правыми взглядами. Мурашко был приговорен к 2 годам лишения свободы за свой поступок, и суд мотивировал приговор тем, что он действовал по патриотическим соображениям «в состоянии сильного душевного волнения». После отбывания наказания в тюрьме Лукишки Юзеф сменил имя и поступил на службу.  Сначала в Пограничный корпус. А  затем в полицейское управление  в Варшаве. В конце 30-х годов он, вероятно, был завербован гестапо, потому что уже осенью 1939 года открыто ходил в форме шарфюрера СС.  Вскоре после этого подполье вынесло ему смертный приговор.

vzryv-v-cytadeli-3

До сих пор так  и не известно точно , кто же все-таки совершил взрыв в Цитадели.  Багинский и Вечоркевич были признаны советскими агентами. А во времена ПНР объявлены жертвами судебного преследования. Их именами даже назвали улицы. Только после 1989 года ул. Багинского в Варшаве переименовали в ул. генерала Михала Токажевского-Карашевича. А ул. Вечоркевича – в ул.  Антони Хрустеля,  «Монтера» (одного из руководителей Варшавского восстания)

Произошло также два нападения на Цеховского в 1925 году. Первое, неудачное, совершили Владислав Хибнер, Владислав Кневский и Хенрик Рутковский. Все трое были расстреляны в Цитадели. В ПНР и их имена увековечили. Переименовали улицы Згоду, Злоту и Хмельну (после 1989 года вернули прежние названия). А через 11 дней после этого покушения другой деятель польской компартии, Нафтали Ботвин, застрелил Юзефа Цеховского в здании суда во Львове (оба покушения мотивировались как смертный приговор, вынесенный агенту Дефензивы). Несмотря на все протесты СССР, Ботвин был расстрелян во Львове 6 августа.

Рейтинг: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет) Загрузка...

Автор: Tweed

Внимание! Перепечатывание текстового материала разрешено автором, при условии размещения прямой ссылки на источник! Ссылка: <a href="http://www.polskifilm.ru">Польский Фильм</a> Автор сайта Tweed награждён орденом «Virtuti Wikipedi» за серию статей и правок к статьям о Советско-польской войне и Сентябрьской войне, а также за отстаивание нейтральности в обсуждении статей этих тематик.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *