Красный гриб (по Г. Уэллсу)

Владелец лавки, бедный мистер Кумс,
Страдал безмерно от своей супруги.
Сопротивлялся, возмущался он.
Но тщетны были все его потуги. По воскресеньям заявлялась к ним
Жены подружка, наглая девица.
У Кумса было страстное желание
Из собственного дома удалиться. И вот однажды он, желая умереть,
В лесу наелся красных мухоморов.
Домой вернулся в яростном веселье
И показал вражинам дикий норов. Вот с той поры у нашего героя
И в лавке,Читать далее

Фолкленды

Однажды холодной промозглой весной
Пред миром возникла картина.
На Англию гордую смело, войной,
Открыто пошла Аргентина. “Попробуют драться – им будет беда.
Они не сильнее, чем Чили!”
Увы, аргентинцы ошиблись тогда –
И сразу по лбу получили. “Пропала Мальвина, невеста моя!”
Пьеро заливал Буратине.
Сияет, как прежде, Фолклендский маяк.
И видят его в Аргентине. Остались десятки заложенных мин,
И “Шеффилд” лежит на дне моря.
Но живы Фолкленды.Читать далее

Что будет?

Вот если б встретились мне люди,
Которых нет уже давно,
Я бы спросил у них: “Что будет?”
Хотя, боюсь, им все равно. Нет, иногда я их встречаю.
Заснешь и нате – тут как тут.
Текила с водкой (после чаю) –
Так просто толпами идут. Однажды мы с Высоцким пили,
Казалось, вот уж повезло.
Но за окном коты завыли,
И я проснулся как назло. “Куда идет сия планета?”-
Вот задал бы я им вопрос.Читать далее

Седьмому президенту

Долгий путь от бревенчатой хижины
Он проделал упрямым трудом.
Но такие сегодня унижены.
В их стране “черно-белый” дурдом. Смотрят так – был плантатором белым?
Значит, смело сноси монумент.
Там вообще сейчас модно быть “смелым”.
В Вашингтоне ведь свой президент. Прокатились волной беспорядки.
Рвется памяти хрупкая нить.
Джексон молча взирает с двадцатки.
Но и там его могут сменить. Демократы, которых он создал,
Гневно сетуют даже на флаг:
“Почему только белые звезды?Читать далее

Стена

“Нет повести печальнее на свете”,
Прочел я как-то на стене одной.
Стена была в вокзальном туалете
И трескалась от мудрости земной. Здесь проза и поэзия – все вместе.
И Пушкин отдыхает, и Толстой.
Вот чья-то гадость о чужой невесте…
Мол, лучше я побуду холостой. Таланты, гении. Понятно, графоманы.
Кому приспичит – все сюда идут.
Изящнословы пишут “про тюльпаны”.
А кто попроще, кратко – “я был тут!” Маляр пришел и быстро все замазал.Читать далее