Мобильная версия Главная Польские фильмы
Читай и смотри онлайн.
Польские хроники
Материалы по истории Польши
Мировой кинематограф
Читай и смотри онлайн
Твидеска
Все, что создано автором на самые разные темы.
Главная » Польские хроники

КАТАСТРОФА В ГИБРАЛТАРЕ: ТАЙНА ГИБЕЛИ ГЕНЕРАЛА СИКОРСКОГО

by Tweed|9.11.2008 |
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...
| Увеличить текст: A+ A-

Владислав СикорскийПРОЛОГ
Поздним вечером 4 июля 1943 года в Гибралтаре потерпел крушение тяжелый бомбардировщик дальнего действия Б-24С «Либерейтор» производства американской компании Consolidated Aircraft Corporation. На его борту находился премьер-министр польского эмиграционного правительства и главнокомандующий войсками РП генерал Владислав Сикорский, его дочь Зофья, начальник польского Генштаба генерал Тадеуш Климецкий, а также несколько пассажиров. Спасти удалось только первого пилота. До сих пор обстоятельства катастрофы не удается внятно сформулировать, несмотря на выводы двух официальных расследований. Более того, все документы обеих комиссий закрыты в Британском военном архиве и не подлежат вскрытию до 2033 года. Вот уже 65 лет эта катастрофа продолжает будоражить умы…

ЧАСТЬ 1
Итак, что известно о катастрофе? Накануне, после инспекции II Польского Корпуса на Ближнем Востоке, генерал Сикорский вылетел из Египта в Лондон, сделав краткую остановку в Гибралтаре. В Египте к нему присоединились три польских офицера во главе с Тадеушем Климецким, его дочь Зофья Леснёвска и британский связной - полковник Виктор Казалет. В последний момент добавились еще три пассажира (из них один в Гибралтаре). Таким образом, на борту самолета B-24C Liberator AL523 находились:

ПАССАЖИРЫ
Генерал ВЛАДИСЛАВ СИКОРСКИЙ
Премьер РП и Главнокомандующий

ЗОФЬЯ ЛЕСНЁВСКА, его дочь
Комендант Женской Вспомогательной службы
Тело не найдено

Генерал-майор ТАДЕУШ КЛИМЕЦКИЙ
Начальник Генштаба польской армии

Полковник АНДЖЕЙ МАРЕЦКИЙ
Начальник оперативного отдела Генштаба

Лейтенант Юзеф ПОНИКЕВСКИЙ
Адъютант по морским делам

АДАМ КУЛАКОВСКИЙ
Личный секретарь генерала Сикорского

Полковник ВИКТОР КАЗАЛЕТ
Офицер Британской военной полиции, связной

Бригадир Дж. П. УАЙТЛИ
Офицер Британской военной полиции

“Мистер У. Х. ЛОК”
Агент британской разведки, данные пока засекречены
Тело не найдено

“Мистер ПИНДЕР”
Шеф ближневосточного отдела британской разведки
Его должность Сикорскому не была известна

Полковник-бомбардир ЯН ГРАЛЕВСКИЙ
Курьер Армии Крайовой
Сел на самолет в Гибралтаре.

ЭКИПАЖ
Капитан авиации ЭДУАРД МАКС ПРХАЛ (чех)
1-ый пилот

Майор авиации УИЛЬЯМ С. ХЕРРИНГ
2-ой пилот
Тело не найдено

Уоррент-офицер Л. ЗАЛЬСБЕРГ
Штурман

Сержант Ф. КЕЛЛИ
Бортинженер

Летный сержант ДЖ.Б. ГЕРРИ
Стрелок-радист

Летный сержант Д.ХАНДЕР
Стрелок-радист
Тело не найдено

Примечание: Воинские звания обоих пилотов приведены в примерном соответствии с общеармейскими. Реальные звания следующие. Прхал - Flight Lieutenant, Херринг - Squadron Leader

Падение«Либерейтор» АL523 взлетел ровно в 23.07. Погода стояла отличная, безветренная. Было известно, что взлетная полоса аэродрома королевских ВВС чрезвычайно коротка. Самолет достиг высоты 50 метров и скорости около 200 км в час. Как вдруг произошло крушение. Через несколько минут после взлета «Либерейтор» рухнул в море. Первый пилот остался в живых, но никто из пассажиров не спасся.

Взлет самолета наблюдал дежуривший в ту ночь связист Дуглас Мартин. Из его показаний можно установить следующую картину. «Либерейтор» с ревом мчался к точке отрыва. И все двигатели работали исправно. Полоса была короткой, но взлет состоялся задолго до ее конца. Самолет поднялся на 50 метров (выше Гибралтарского взгорья) и должен был выпрямить полет. Однако, для такой высоты с сильными встречными ветрами скорость была явно недостаточной. Пилот опустился чуть ниже, чтобы набрать 248 км в час. Так часто делалось в случае перегрузки на «Либерейторах». Но, как позже показал Прхал, штурвал внезапно заклинило. Пилот только успел крикнуть: «Экстренная посадка!», как самолет стремительно, под углом 15 - 20 градусов, начал падать. Упав в воду, он переломился пополам.

Сразу же к нему устремились спасатели. Какое-то время, примерно 7 минут, «Либерейтор» оставался на поверхности. Но внезапно перевернулся и стал медленно тонуть. Спасателям удалось вытащить из кабины пилота Прхала - единственного выжившего в этой катастрофе. Затем из воды подняли еще 4 погибших. Один, с ранением в голову, одетый в рубашку и брюки хаки - генерал Владислав Сикорский, погибший сразу при падении самолета. Тело его дочери Зоси так и не было обнаружено. Также не нашли тел второго пилота Уильяма Херринга, второго радиста Хандера и некоего «мистера Лока». Впоследствии, это сыграло определенную роль в версиях крушения.

Владислав СикорскийНемедленно после катастрофы было проведено два официальных расследования - британское и польское. Однако, ни та, ни другая Следственные комиссии так и не смогли определить вероятную причину трагедии. Найдя только, что «самолет стал неуправляем по причинам, установить которые не представляется возможным». Опираясь на показания первого пилота и техническую экспертизу, комиссии пришли к выводу, что неуправляемость самолета была вызвана неисправностью руля высоты. Однако, расследование так и не ответило на вопрос - почему руль оказался неисправен. Зато полностью исключило версию саботажа. Следствие также установило, что самолет был чрезмерно перегружен. Дело в том, что в Англии в то время остро ощущалась нехватка продуктов. В особенности, овощей и фруктов. Вот, почему все возвращающиеся в Лондон пассажиры, как поляки, так и англичане, везли огромные чемоданы, набитые колониальными товарами. Весь этот багаж был впихан в грузовой отсек самолета еще в Египте. Но и в пассажирском отсеке также находился груз - коробки с апельсинами.

ЧАСТЬ 2
Сразу же поползли слухи о преднамеренном устранении Сикорского. И основаны они были не на пустом месте. Политический контекст происшедшего, наличие некоторых странных и любопытных обстоятельств - все это заставляло предполагать, что генерал мог пасть жертвой вовсе не несчастного случая, а в результате хорошо спланированной акции. Которая, в свою очередь, явилась следствием британского, советского и даже польского заговора.

В 1940 году Сикорского пытались убить в Париже. В 1941 - на лондонской улице. 21 марта 1942 года генерал вылетел с докладом к Рузвельту, чтобы рассказать ему о положении поляков и их нестабильных отношениях с СССР. Но на полпути пассажиров охватила паника - на борту была обнаружена бомба, которая должна была взорваться сразу же после посадки. Бомбу быстро обезвредили. Сначала предположили, что это случайность, но затем последовало еще несколько подобных тревожных инцидентов.

Через 7 месяцев, 30 ноября 1942 года Сикорский вновь вылетел в США. На этот раз он летел на двухмоторном самолете «Локхид-Хадсон». Целью визита к Рузвельту было обсуждение все тех же сложных польско-советских отношений. Стартовав на монреальском аэродроме Дорвал, самолет взлетел благополучно, но на высоте 30 метров внезапно отказали оба двигателя. Пилот, однако, сумел посадить машину в Монреале. Ее протащило 200 метров, но пассажиры не пострадали. Теперь уже никто не считал это случайностью. Та же история произошла 12 января 1943 года на аэродроме Гэндер в Ньюфаундленде на пути обратно в Великобританию.

За шесть недель до крушения, когда генерал сделал остановку в Гибралтаре на пути из Лондона в Египет (напомню, что он разбился на обратном пути), министр Народной обороны генерал Мариан Кукель и его заместитель генерал Изидор Модельский получили по телефону сообщение неизвестного лица. Которое утверждало, что самолет с Сикорским разбился в Гибралтаре. При этом все пассажиры и экипаж погибли. Взволнованные генералы потребовали подтверждения. И узнали, что на самом деле «Либерейтор» благополучно прибыл в Каир. До сих пор так и не известно, что, собственно, означало данное сообщение о гибели Сикорского. Чья-то глупая шутка? Или кто-то просто поторопился? Замечу, что Кукель и Модельский находились в состоянии затяжного и серьезного конфликта, в который были вовлечены и другие сотрудники министерства. Не исключено, что это была попытка вывести конфронтацию генералов на новый виток…

Возникает, однако, вполне естественный вопрос. Ну, допустим, Владислав Сикорский погиб в результате покушения. Но кому выгодна была его смерть? Уже с самой минуты после трагедии назывались три фамилии. И первая из них - Черчилль. Недовольство британского премьера политикой Сикорского достигло своего апогея именно к лету 1943 года. И прежде всего, по причине резкого осложнения польско-советских отношений. Надо сказать, что, в принципе, Владислав Сикорский симпатизировал СССР. За что, кстати, неоднократно подвергался критике со стороны своих политических противников. Сначала маршала Юзефа Пилсудского. Затем - генерала Владислава Андерса. Тем не менее, замечу, что Сталин лично ненавидел Сикорского еще с 1920 года. Впрочем, как политика, личность Сикорского в качестве премьера его, в общем-то, устраивала. Однако, со временем, их отношения значительно ухудшились, о чем генерал постоянно информировал союзников. Причин было несколько. Это и непонятно, куда исчезнувшие тысячи польских военнопленных. И многочисленные препоны в формировании воинских подразделений из поляков, находившихся в СССР. И прочее, и прочее.

К ноябрю 1942 года отношения польского правительства и СССР подошли к точке максимального накала. Такими сложными (но, все-таки, терпимыми) они продолжались три месяца. И вдруг, в феврале 1943 года все рухнуло - немцы раскопали (в прямом смысле) Катынь. Сикорский был вне себя. Он потребовал самого тщательного расследования и анализа пулевых отверстий. Катынь поставила на грань разрыва всю союзническую коалицию. Особенно, тяжелой она оказалась для Черчилля, который признался, что не может занять позицию в конфликте между Польшей и СССР. Это поставило на грань развала весь союзнический альянс.

Генерал объявил о разрыве отношений со Сталиным. В ответ на это последний создал другое польское правительство. А в противовес Армии Крайовой - прокоммунистическую Гвардию Людову. Со своей стороны британский премьер отчаянно пытался исправить ситуацию и отвлечь разгневанных поляков. Черчилль попросил Сикорского навестить все польские подразделения и успокоить своих людей. В мае 1943 года ему предоставили бомбардировщик «Либерейтор» для поездки на Ближний Восток. Генерал летел по маршруту Лондон - Гибралтар - Каир.

В Каире генерал посетил части, которые доблестно сражались при Тобруке и должны были высадиться вместе с союзниками в Италии. Здесь же он встретился с командиром польского II Корпуса и своим давним соперником генералом Владиславом Андерсом. После выполнения своей миссии Сикорский вместе с дочерью собирался вернуться в Лондон с остановкой в Гибралтаре. Он летел обратно тем же самолетом, с тем же пилотом. К полету присоединились также и новые пассажиры. Вечером 4-го июля генерал Сикорский попрощался со своим личным другом, губернатором Гибралтара генерал-лейтенантом сэром Мэйсоном Макфарлейном, гостем которого он был, и поднялся на борт. Вылетели с задержкой, так как первый пилот Эдуард Прхал был озабочен перегрузкой и потребовал выгрузить часть багажа. В 23.07 диспетчер дал разрешение на взлет.

Что же заставило британское руководство засекретить до 2050 года все материалы расследования по крушению «Либерейтора»? Известно также, что после катастрофы подводники тщательно обследовали затонувший самолет. Они нашли личный портфель Сикорского и передали его губернатору. С тех пор этот портфель больше никто не видел.
В недавно рассекреченном письме сэра Робина Купера, бывшего пилота Кабинета министров, сэру Берку Тренду, секретарю Кабинета, говорится о том, что «меры безопасности в Гибралтаре носили случайный характер». И что «имелось много возможностей для саботажа, пока самолет находился там». Сам Купер сомневался, что имела место диверсия или преднамеренная акция со стороны пилотов. Однако, счел нужным добавить, что если это и покушение, то британцы не имеют к нему никакого отношения. В то же время, подчеркнул Купер, не исключается возможность убийства Сикорского неизвестными лицами.

В 1968 году вышла пьеса немецкого драматурга Рольфа Хоххута, в которой он прямо обвиняет Уинстона Черчилля в организации покушения на генерала Сикорского. А в начале 1969 года британский премьер Гарольд Вильсон, который был знаком со всеми материалами дела, скрытыми от широкой публики, заявил в Палате Общин: «Во всем этом нет никакой ясности, в связи с чем имеются серьезные основания для повторного расследования». Почти одновременно с пьесой Хоххута, скандально знаменитый историк и журналист Дэвид Ирвинг, известный своими симпатиями к нацистским лидерам (и их биограф), выпустил книгу «Смерть генерала Сикорского», где также обвинил Уинстона Черчилля. А непосредственным исполнителем он назвал пилота Эдуарда Прхала. Надо сказать, что чех, единственный выживший после крушения, сразу же вызвал серьезные подозрения.

Спасение Прхала объяснялось наличием у него спасательного жилета «Мэй Уэст».
Знаменитый жилет В-4 изобретен Джеймсом Ф. Бойлом и в годы Второй мировой войны получил имя популярной голливудской актрисы и секс-символа той эпохи. Ее фамилия хорошо рифмуется со словом vest (жилет) - «Mae West life vest» (спасательный жилет Мэй Уэст). Однако, чешский летчик был известен тем, что никогда не надевал спасательных жилетов. И, каким-то чудесным образом, оказался в нем именно в этот роковой вечер. Сам пилот все отрицал. А позже, уже спустя годы, ссылался на амнезию, вызванную ударом при крушении. Книга Ирвинга вызвала у него ярость. При поддержке внука Черчилля он подал на писателя в суд за клевету и выиграл. Это заставило сторонников «черчиллевской» версии несколько приумолкнуть. Но версия английского следа жива и поныне…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Вторая фамилия, называвшаяся в качестве одной из версий - это, конечно, Иосиф Сталин. Действительно, уж у кого-кого, а у него были весьма веские основания убрать генерала. Тем более, что и сам подобный метод подобного устранения политических противников был очень мил его сердцу («есть человек - есть проблема…»). Как раз тогда, после Сталинграда, когда уже всем стало ясно в скором крахе фашистской Германии, Сталин стал всерьез задумываться о послевоенном устройстве Европы. Где Польше, по его замыслу, отводилась весьма важная роль. Главным препятствием к этому, несомненно, являлся Владислав Сикорский. За которым обязательно пойдет большая часть поляков. Не говоря уже о поддержке со стороны США и Англии. Вопрос о большевизации Восточной Европы уже давно заботил Черчилля. При этом Сталин ясно отдавал себе отчет, что генерал не простит Катыни. Всего этого было вполне достаточно для устранения Сикорского. Однако, возникает вопрос - каким образом советским агентом удалось провести подобную операцию? И имеется ли этому подтверждение?

В то самое время, когда Сикорский прибыл в Гибралтар, произошла серьезная дипломатическая неувязка - сюда же прибыл посол СССР в Великобритании Иван Майский. Оба хорошо знали друг друга и неоднократно встречались в Лондоне. Там же вместе подписали Пакт о формировании в СССР польских воинских подразделений. Однако, сейчас, после разрыва отношений между РП и СССР, было совершенно очевидно, что они не могли вместе гостить у губернатора. С огромным трудом последнему удалось решить эту сложную проблему. Обе делегации поселились у губернатора. Но их соседство было слишком плотным. А самолеты делили общую взлетную полосу. «Либерейтор» Сикорского охранялся как снаружи, так и внутри, где постоянно дежурил солдат охраны. Тем не менее, самолет оставался уязвимым.

Иван Майский направлялся в Москву с заходом в Каир. Как правило, летящие из Гибралтара в Каир самолеты совершали по дороге одну посадку. И была она на аэродроме Кастель-Бенито, возле Триполи. Майский, однако, приземлился в пустыне на военном аэродроме. Это произошло примерно в 18.00 4 июля 1943 года. Согласно Майскому, его самолет вновь вылетел где-то после полуночи и достиг Каира к 7.00 5 июля. Это представляется весьма сомнительным. Маршрут от военного аэродрома в Ливийской пустыне до Каира занял бы 31 час (при том, что он вообще технически ненадежен). Вот, почему многие эксперты полагают, что Майский вылетел из Гибралтара не в воскресенье 4 июля, а в понедельник, 5-го. То-есть, уже после катастрофы.

В своем интервью, сделанном в 1966 году, бывший посол отрицает, что проживал вместе с Сикорским в губернаторском дворце. Более того, он заявил, что вообще не знал о присутствии генерала. По его словам, губернатор Макфарлейн не любил его и, чтобы предотвратить любой дипломатический инцидент, не сообщил ему о Сикорском. Как уже было сказано выше, оба самолета, посла Майского и генерала Сикорского на аэродроме Гибралтара стояли рядом. Это привело к тому, что вокруг крутилась, по меньшей мере, дюжина чиновников и военных, личность которых до сих пор не установлена. Это делало диверсию вполне реальной. А заклинивший штурвал - явный ее признак.

Но самое интересное другое. Шефом британской контрразведки на Пиренейском полуострове в 1941 - 1944 годах был никто иной, как Ким Филби. Дезертировавший в 1963 году и заявивший о том, что уже с 1940 года он работал на СССР. То-есть, являлся двойным агентом. А до 1941 года Филби служил инструктором в отделе «Специальных операций», занимавшимся диверсиями и саботажем во вражеском тылу. Так вот, уже после войны неожиданно выяснилось, что как раз тогда, 4 июля 1943 года он находился в Гибралтаре. Этому факту не придали особого значения. Однако, после его побега взглянули уже в ином свете. Тут, правда, возникает одно «но». Если Филби организовал данную катастрофу (что для него, понятно, не представляло особого труда), то на кого он работал тогда? Чей приказ исполнял - Сталина или Черчилля?

Есть и еще одна версия, прочно укладывающаяся в «советский след». Еще тогда, сразу же после катастрофы, высказывались предположения, что генерал Сикорский, возможно, погиб и не на борту самолета. А был убит вместе с дочерью и офицерами в своей резиденции еще до полета. Сторонники этой версии утверждают, что на теле генерала не имелось никаких ранений, а только признаки удушения. Описание же раны на голове уже вписано в протокол осмотра позднее. Иными словами, протокол фальсифицирован. И не только он. Есть также предположение, что британские подводники, если и нашли что-либо, подтверждающее «русскую» версию, то, в любом случае, скрыли находку, чтобы не разрушить хрупкий союзнический альянс. Но, возможно и другое. Одним из подводников был Лайонел Крэбб. Через 13 лет он загадочно исчез прямо под советским военным кораблем в британских водах. Но «исчезнуть» он мог только перейдя на судно. Это дало основание полагать, что Крэбб уже давно работал на СССР.

Как известно, четыре тела так и не были обнаружены. А из найденных не все удалось идентифицировать. Это дало основание подозревать, что, возможно, они и выжили, но были похищены советскими агентами. Среди предположительных жертв и дочь Сикорского. В начале войны Зофья стала одним из инициаторов создания польских элитных коммандос - «Тихотемных». Известный польский политик Ян Козловский (из отцов-основателей «Солидарности») в своей статье пишет о том, что в 1945 или 1946 году один из «тихотемных» Тадеуш Кобылинский набрал группу добровольцев из своих однополчан - с целью попытаться вызволить Зофью из Гулага. Однако, на границе они были захвачены пограничниками, и больше о них никто не слышал.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
Новое исследование, проведенное в лондонском Государственном архиве, показывает, что к гибели генерала Сикорского может быть причастна и некая 3-я сторона. Отчет полковника Холла, британского офицера связи при штабе генерала Андерса. По мнению Холла, большинство поляков на Ближнем Востоке считает своих лидеров в Лондоне соглашателями. Их не устраивает позиция правительства в отношении Сталина. И они требуют решительных действий по вопросу Катынской трагедии. Все это привело к падению боевого духа, что сказалось на последующих кампаниях.

Холл сообщает также, что Андерс знал о том, что в первых числах марта Сикорский встречался со своими приближенными. На встрече обсуждался вопрос о смещении генерала Андерса и аресте некоторых польских военнослужащих. Далее следует самое главное. Холл отмечает, что недовольство правительством Сикорского в частях Андерса настолько велико, что последний сделает все возможное для его замены. А если легальный путь не даст результатов, то найдутся и другие средства воздействия. По существу, это прямая угроза со стороны Андерса. До сих пор не совсем понятна история с двумя офицерами британской разведки Пиндером и Локком, севшими в самолет Сикорского в Каире. Не исключается, что они работали на Андерса. После смерти Владислава Сикорского его вдова Хелена официально обвинила генерала Андерса в смерти мужа. Однако, спустя какое-то время (вероятно, под давлением) она отозвала свое обвинение.

ГибралтарНельзя сказать, что и официальная версия - “трагическая случайность” - не находит подтверждения. Много лет спустя появился еще один свидетель - Патрик Бронте-Херн, служивший тогда связистом в Гибралтаре. Он находился в море в момент взлета «Либерейтора» и отчетливо видел все происходящее. Патрик считает, что виной всему - короткая взлетная полоса. И что двигатели самолета просто не успели набрать полную мощность.

К тому же, помимо людей, самолет Сикорского вез также и мешки с почтой. Некоторые из них, полупустые, были потом найдены на взлетной полосе. Почти сразу же после посадки носовые люки задраили. А боковые не запирались, так как их часто открывали для вентиляции на стоянке. А также входа и выхода солдат охраны. При предвзлетной проверке вполне могли забыть запереть один из них. Поскольку взлетная полоса находилась в плохом состоянии, самолет, несомненно, трясло при разгоне. Вероятно, из-за этого открылся незапертый боковой люк.

В открытый люк ворвался ветер, который неизбежно должен был столкнуться с полупустыми мешками для почты и протолкнуть их вдоль салона. Возможно, часть из них и выпала через открытый боковой люк. Скорее всего, один из них при падении застрял между рулем высоты и стабилизатором, находящимся в хвосте самолета. Этого могло быть вполне достаточно, чтобы нарушить работу штурвала. Прхал пытался разогнаться с помощью легкого снижения. Но застрявший штурвал не позволил ему сесть. Секунды спустя самолет упал в море. Замечу, что и в технической стороне далеко не все согласились с выводами комиссий. Например, вес самолета перед стартом по всем расчетам должен был составлять примерно 55200 - 55400 фунтов. Что не превышало допустимой нормы. Впрочем, перегрузку самолета следует рассматривать в комплексе - с несущей силой крыла, стартовой скоростью, направлением ветра и так далее.

Польские исследователи разбились на две группы. Тех, кто считает, что это - покушение. И сторонников версии «несчастный случай». В 1992 году по инициативе известного историка и журналиста Дариуша Балишевского в варшавском Политехе на кафедре авиатехнике под руководством профессора Ежи Мариняка была проведена компьютерная симуляция полета «Либерейтора» AL523. Эта экспертиза не подтверждает британские результаты исследования. И полностью опровергает утверждение пилота Прхала, что самолет после старта набрал высоту 150 футов (или 300 футов, согласно его более поздним показаниям), после чего заклинило штурвал. Симуляция на компьютере показала, что самолет поднялся только на 30 футов (или 9 метров). Вновь на поверхность всплыла версия о причастности Эдуарда Прхала к крушению самолета. Некоторые авторы, кроме того, не исключают и участия в покушении второго пилота Уильяма Херринга, тело которого так и не было найдено. На результаты компьютерного симулирования ссылается и Тадеуш Киселевский, автор известной книги «Покушение - по следам убийц генерала Сикорского».

Однако же, и сами выводы компьютерной экспертизы тоже подверглись резкой критике. Чтобы такой крупный самолет, тяжелый бомбардировщик, после старта не смог подняться на высоту выше 9 метров? Что ж это за старт такой? Более того, версии о причастности пилотов, прямо скажем, весьма сомнительны. Ведь в подобном покушении они неминуемо подвергают и свою жизнь смертельной опасности. Правда, сторонники данной гипотезы утверждают, что падение самолета в воду при скорости 260 км в час не может причинить ему особого вреда. Скорость, мол, не достаточно велика. И в доказательство указывают на Прхала - все погибли, а он целехонек. При этом они забывают, что первого пилота буквально выбросило из кабины через плексигласовое окно. Он сломал ногу выше колена и получил серьезные ранения. Не утонул пилот только потому, что имел при себе спасательный жилет (с которым, правда, не все понятно). Что до Херринга, то все разговоры о том, что он спасся и, будучи организатором катастрофы, просто поспешил исчезнуть, пока не подтверждаются фактами.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ
Тадеуш Киселевский. "Покушение"Уже много лет внимание исследователей Гибралтарской трагедии привлекает тот самый единственный пассажир, что поднялся на борт непосредственно перед катастрофой - некий Ян Гралевский, курьер варшавского подполья. Который жил в Польше под псевдонимом Павел Панковский («Панкрац»), а в Испании - Ежи или Павел Новаковский. Курьер выехал из Варшавы 8 февраля 1943 года, а в Гибралтар прибыл 24 июня. Вот, что пишет Дариуш Балишевский: «…4 июля в Гибралтаре находилось аж три человека, выдававших себя за Гралевского и представлявшихся курьерами из Польши, которые…старались находиться как можно ближе к Сикорскому». Одному из них Сикорский приказал лететь с собой в Лондон.

Согласно найденному дневнику Новаковского, пишет Тадеуш Киселевский, он прибыл в Гибралтар 23 июня. Однако, подпоручик Людвик Любенский, глава тамошней польской морской миссии, показал, что Гралевский появился у него только в ночь с 3 на 4 июля. Следовательно, либо информация в дневнике ложная, либо курьер АК все это время скрывался где-то в Гибралтаре. В любом случае, утром 4 июля Любенский препроводил курьера к Сикорскому. В беседе с генералом Гралевский заявил, что при нем находятся важные документы, зашифрованные кодом АК. Поскольку расшифровать их в Гибралтаре возможности не было, Сикорский решил привезти курьера в Лондон. В самолете курьер занял место Любенского, который (на свое счастье) остался в Гибралтаре.

Правда, не совсем понятно, зачем везти курьера, если можно было просто взять документы. Впрочем, мы не знаем, для чего Сикорскому нужен был сам Гралевский. Может, он хотел его использовать в качестве своего личного курьера. Может, хотел побеседовать об обстановке в Польше, а в Гибралтаре для этого не хватало времени. Ясно одно. Инициатива исходила от самого генерала. Гралевский по одному только своему желанию ни в коем случае не мог оказаться в самолете. Около полуночи с 4 на 5 июля, спустя минут сорок после взлета «Либерейтора» на взлетной полосе было обнаружено тело Яна Гралевского с пулей в голове. Его личные вещи, опознанные женой, Алицией Иваньской, были выловлены после крушения самолета. Значит, он либо уже находился в нем, либо готовился сесть.

Дальше - больше. 24 июня в Гибралтар прибыла группа 95 польских солдат, интернированных ранее в испанском лагере Миранда-дель-Эбро. С ними находился мужчина, называвший себя Ежи Новаковским (интернированный с 27 мая). Т.е. так же, как и курьер АК. Около полудня, навестив освобожденных из лагеря солдат, Сикорский узнал Новаковского и заявил, что берет его с собой в Лондон. Несколько странное решение генерала. Ведь, чтобы освободить место для Гралевского, он оставил в Гибралтаре Любенского. Получалось, что он берет в Лондон сразу обоих. И Гралевского, и выдающего себя за него «мирандца». Для которого уже не оставалось места. Можно предположить, что дошло до конфронтации. В ходе которой настоящий Гралевский был застрелен. Или наоборот. Иными словами:

1) Настоящий полковник Гралевский погиб в самолете (тело выловлено 8 июля, но опознать его не удалось)

2) Настоящий полковник Гралевский найден с пулей в голове на взлетной полосе. Вечером 9 июля он был похоронен в Гибралтаре, между Скалой и аэродромом.

3) Оба тела принадлежат фальшивым Гралевским. Судьба настоящего остается неизвестной.

Можно согласиться с Тадеушем Киселевским, когда он считает, что ключ к разгадке гибели генерала Сикорского кроется в установлении истины вокруг личности Яна Гралевского. Писатель предлагает эксгумировать тело, похороненное в Гибралтаре, чтобы идентифицировать его, применив самые современные методы. Но вряд ли на это пойдут англичане, заперевшие всю информацию на сто с лишним лет. До сих пор так до конца и не ясно, сколько же людей находилось на борту «Либерейтора». По официальным данным - 17 человек. Однако, имеются свидетели, видевшие, как на борт поднялись 20 - 24 человека. Время вылета также колеблется от 23.00 до 23.24.

Ян ГралевскийСтраница паспорта Яна Гралевского. Экспертиза установила, что ни паспорт, ни его владелец не могли находиться на борту самолета





ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
В 1993 году в связи с 50-летней годовщиной гибели генерала Владислава Сикорского министр иностранных дел Кшиштоф Кубишевский от имени польского правительства подал запрос правительству Великобритании о возможности эксгумации тела генерала и перезахоронении его в Польше. Просьба была удовлетворена. Эксгумация в Ньюарке прошла в соответствии с официальными договоренностями, а также тайными соглашениями. По необъясненным причинам британская сторона запретила присутствие представителя польской судебной медицины. Осмотр тела был выполнен британским судебным медиком. Один из свидетелей эксгумации, нынешний посол Польши в Ирландии Тадеуш Шумовский сказал в одном из интервью: «Во время эксгумации я очень тщательно рассмотрел его тело. Единственные повреждения, которые были видны, это сломанные ноги»…

17 сентября 1993 года в присутствии последнего Президента РП на Западе Рышарда Качоровского и первого Президента посткоммунистической РП останки генерала Владислава Сикорского были захоронены в склепе Св. Леонарда в кафедральном соборе Св. Станислава и Вацлава на Вавеле.

Постановлением катовицкого прокурора из Особой комиссии по расследованию преступлений против польского народа 3 сентября 2008 года начато следствие по делу о преступлении сталинского режима, заключавшегося в организации авиакатастрофы 4 июля 1943 в Гибралтаре с целью лишения жизни премьера и главнокомандующего вооруженными силами РП генерала Владислава Сикорского, результатом которой стала катастрофа самолета “Либерейтор” AL 523, принадлежавшего 511 дивизиону британских королевских ВВС, в результате чего погибли генерал Владислав Сикорский и сопровождающие его граждане РП.

Еще ранее Президент РП Лех Качиньский высказался за эксгумацию останков генерала Сикорского. Его поддержал и премьер РП Дональд Туск. Согласилась на эксгумацию и ближайшая родственница Сикорского (внучка его сестры) Эва Войтасик. Ее решение повлекло и согласие краковского кардинала Станислава Дзивиша. Помимо Эвы имеются также и другие родственники - правнучка и праправнуки брата Сикорского. Однако, именно Эва Войтасик является представителем семьи, и только она присутствовала при захоронении тела генерала на Вавеле. Катастрофа в Гибралтаре - Польские фильмыКатастрофа в Гибралтаре - Польские фильмыКатастрофа в Гибралтаре - Польские фильмы

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...
Внимание!  Перепечатывание текстового материала разрешено автором, при условии размещения прямой ссылки на источник!
Ссылка: <a href="http://www.polskifilm.ru">Польский Фильм</a>

Комментарии »

  • m_holodkowski | 19.7.2009 в 18:53

    Стоило бы дополнить статью - информацией о фильме “Генерал - покушение в Гибралтаре” (2009): http://general.tvn.pl/o_filmie.html

  • виктор | 13.4.2010 в 18:20

    черчиль+сталин=гитлер

  • stanislav | 22.4.2010 в 2:35

    история повторилась

  • Александр | 20.3.2011 в 7:26

    Как всегда, правда лежит где-то посередке. Но версия о причастности Сталина - полнейшая околесица. С ликвидацией Сикорского проблема Польши не разрешалась, а только усугублялась. Британия - другое дело. Альянс Сикорского с СССР не мог устраивать ни Черчилля, ни политические силы, за ним стоящие, ни Рузвельта, который давно находился в конфронтации с олигархами.
    Да и не такая уж сильная фигура - беглый генерал, государство которого полностью оккупировано. Фактически: беглец без родины, без серьезной поддержки, без ресурсов, без денег, наконец, существующий за счет британского правительства. Какие серьезные проблемы он может создать? Прищемить такого - пара пустяков. И не стоит марать руки - игра не стоит свеч: вони, как показывает практика, много, а толку - никакого. Несговорчивость, заносчивость и высокомерие поляков давно известны всему миру.
    Скорее всего - человеческий фактор: экипаж самолета что-то где-то не учел…

  • Нуреев | 8.9.2015 в 1:39

    Зачем советским властям было расстреливать польских офицеров, если на территории СССР формировалась польская армия? Как объяснить факт, что пули. извлеченные из тел польских офицеров, немецкого производства? И руки офицеров были связаны немецким шпагатом. Неужели в НКВД знали, что немцы дойдут до Смоленска и всю вину за расстрел поляков можно было свалить на немцев?

  • Tweed (author) | 13.9.2015 в 22:06

    Какая еще “польская армия”? Вы хоть думайте, что пишете. Польские офицеры были расстреляны в 1940 (!) году. И не только в Катыни. Но и в тех местах, куда потом немцы так не добрались. Это как вы объясните? На Нюрнбергском процессе четко доказано - немцы НЕ МОГЛИ совершить это преступление.

  • Дмитрий | 22.10.2015 в 14:38

    Прочтите эту книгу fanread.ru/book/6941834/ Там вся предыстория гибели В. Сикорского, рассматриваемая (внимание!) изнутри польской верхушки. Думаю, после этого и обсуждать будет нечего.

  • Tweed (author) | 24.10.2015 в 18:35

    Да нет уж, увольте меня от пана Климковского (о котором, я смотрю, вы ничего не знаете). Климковский написал оба своих опуса по заданию и под покровительством ЦК ПОРП. Ну и содержание их соответствующее. Это знает в Польше каждый ребенок. Так что всерьез его чепуху никто не воспринимает. Но совков, конечно же, она устраивает. Вас вообще устраивают все версии, где вы предстаете белыми и пушистыми.

Оставить комментарий
Пожалуйста, оставляйте комментарии по существу. Не тратьте время на оффтопы и спам.

Новое Комментируйте также в соцсети "Вконтакте"